Особенности национального бюджетостроения

0
206
реклама

Сегодня, когда аналогичный плановый показатель на 2014 год секвестрирован до 2,4 миллиарда, те проблемы кажутся чуть ли не надуманными. Все, как всегда, познается в сравнении, особенно если это сравнение не в пользу нынешних реалий.

Забавно, по меньшей мере, что при столь резкой деноминации муниципального бюджета в названии основного его раздела упорно фигурирует словосочетание «социально-экономическое развитие». Полноте, господа. Впору ведь говорить даже не о выживании, а о доживании. Может, по отношению к одному из индустриальных центров Нижнего Поволжья это звучит и кощунственно. Но как иначе оценить перспективы города, в котором еще только-только запланированные доходы практически равны уже набранным и невозвращенным долгам?

И ведь это не только и не столько эксклюзивная волжская беда. Аналогичная картина наблюдается практически во всех муниципальных образованиях страны, о чем их главы недвусмысленно заявляли на своем недавнем Всероссийском съезде. Основные претензии сводились к тому, что существующий механизм разделения полномочий (а вместе с ними – и финансовых потоков) между властями всех уровней обрекает российскую провинцию на роль бедной родственницы федерального правительства.

Самый наглядный показатель – динамика распределения налога на доходы физических лиц. Если в 2007 году в ведении муниципальных образований оставалось 35 процентов собранных на их территории платежей, то с января будущего года их долю планируют уменьшить уже до 15 процентов. Для нашего города это оборачивается потерей около двух миллиардов рублей, которая и повлекла за сбой повальную «оптимизацию» бюджетных расходов.

На днях, правда, появилась информация о том, что правительством рассматривается возможность перераспределения в пользу муниципалитетов твердой доли налога на прибыль расположенных на их территории промышленных предприятий. Но, увы, с существенной оговоркой. Планируется, что один-два процента от суммы налогооблагаемой прибыль будут обязаны перечислять в муниципальные предприятия не все предприятия, а только новообразованные. Уже действующие компании эта обязательная финансовая опция не затронет. Жаль, поскольку при поголовном охвате, как уже подсчитали эксперты, доходы местных бюджетов могли увеличиться как минимум на 15 процентов.

Ну а пока главным лекарством от усиливающегося бюджетного голодания считается активное привлечение инвестиций. Но при нынешнем уровне коррупции (для борьбы с которой в президентской администрации даже создано специальное управление) рассчитывать на реальную отдачу от предпринимаемых усилий в этом направлении весьма проблематично.

Объясню почему. В Волжском, насколько я знаю, пока не предвидится реализации проектов масштаба «великих строек», которые наиболее привлекательны для отечественных олигархов не то что федерального, но хотя бы регионального пошиба. А на социально значимые инвестиции, имеющие самую низкую коррупционную составляющую, они по доброй воле не очень-то раскошеливаются.

Надежд на то, что локомотивом муниципальной экономики может стать малый и средний бизнес, тоже уже не осталось. Повышение в текущем году ставок страховых взносов для предпринимателей породило их массовый исход в теневую экономику, число занятых в которой скоро сравняется с количеством россиян, работающих, по выражению вице-премьера РФ Ольги Голодец, «в прозрачных условиях». Волжский в этом отношении не исключение. Сейчас в неформальном, как нынче модно говорить, секторе экономике находит себе применение каждый пятый трудоспособный житель города. Подсчитать, сколько от этого теряет муниципальный бюджет, пока никто не удосужился. А пора бы.

Не может не тревожить и нарастающее сокращение реальных финансовых полномочий городских властей. Волжское здравоохранение уже перешло на денежное обеспечение из регионального бюджета. Решение более чем спорное, если вспомнить, что областная казна в ее нынешнем состоянии еще ближе к состоянию банкротства, чем волжская. Вряд ли это гарантирует городской медицине бесперебойное финансирование.

Зато резать по живому, проводя пресловутую «оптимизацию», гораздо легче не лицом к лицу с ее потенциальными жертвами, а на почтительном от них расстоянии. Может, в этом все и дело? Кстати, уже поговаривают, что та же участь перевода на областной кошт в самом ближайшем будущем постигнет и волжские учреждения дошкольного образования.

Коли так пойдет и дальше, власти самодостаточного трехсоттысячного города могут полностью лишиться распорядительных функций, оставшись с одними представительными, наподобие президента Германии. Или «свадебного генерала», если вернуться к более близким отечественным аналогиям.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here