Собаки-истребители танков (СИПА) помогли бойцам Внутренних войск НКВД СССР остановить танки гитлеровской Германии

1
450
реклама

Собаки принимали активное участие в Великой Отечественной войне. По военным дорогам  от Москвы до Берлина проползло, прошагало, проехало и пробежа­ло 68 тысяч Шариков, Бобиков и Мухтаров: породных и не очень, больших и малых, гладких и лохматых. Все они внесли неоценимый вклад в великое дело Победы.

В 20-е годы прошлого века в Красной Армии толком ещё не было кинологов, работали со служебными собаками оперативные сотрудники уголовного розыска НКВД СССР, бойцы внутренних войск при охране мест лишения свободы, пограничники при охране государственной границы СССР и дрессировщики (в том числе племянники звезды цирка Дурова). Затем в команду вошли учёные-биологи.

реклама

Становление и развитие служебного собаководства в совет­ское время связано прежде всего с именем ученого-кинолога Всеволода Языкова, автора многих книг по теории дрессировки и работе собак в ратной сфере. Его научные методы легли в основу теории и практики служебного собаководства в армии, в погра­ничных и внутренних войсках. 

Еще в 1919 году Языков впервые обратился в Штаб Красной армии с предложениями о принципах организации служебного собаководства в РККА. Но только спустя пять лет, 23 августа 1924 года, вышел приказ Ревво­енсовета СССР, согласно которому в Москве при Высшей стрелково-тактической школе «Выстрел» организуется Центральный учеб­но-опытный питомник-школа во­енных и спортивных собак. Пи­томник получил название «Крас­ная звезда». Центр дал толчок к созданию клубов служебного собаководства. Уже к началу 1941 года эта школа готовила собак по 11 видам служб. Немцы с завис­тью констатировали, что «нигде военные собаки не применялись столь эффективно, как в России».

История собак-подрывников в нашей стране началась задолго до Отечественной войны. Автором этой, без сомнения, новаторской идеи стал слушатель курсов военного собаководства Шошин. В 1930 году он предложил использовать собак против танков. Идеей курсанта в Наркомате обороны заинтересовались и «приняли к реализации»». В 1931-1932 годах в Ульяновской школе служебного собаководства были проведены первые испытания нового «оружия»». Спустя несколько лет, в 1935 году, собаки-истребители танков (официальное советское название) были приняты на вооружение.

Боевое крещение служебные овчарки, лайки, гончие и метисы этих пород получили ещё в 1939 году в вооружённом конфликте на реке Халхин-Гол. Но реальный боевой час боевых псов пробил в Великой Отечественной войне. 

Дрессировка «живых мин» происходила так. Собаку не кормили несколько дней и приучали её, что еду можно найти под танком. Далее собаке прикрепляли макет взрывного устройства и обучали залезать под танки уже с ним. Мясо собакам выдавалось из нижнего люка танка. На заключительном этапе собак учили не пугаться движущихся и стреляющих танков. Кроме того, животных натаскивали избегать обстрела танковыми пуле­мётами. Для этого, в частности, приучали зале­зать под танк не спереди, а сзади.

С началом Великой Отечественной войны наличие таких натренированных «истребите­лей танков» оказалось весьма кстати. Это позволяло хоть как-то компенсировать нехватку противотанковых средств, большая часть которых сгинула в горниле первых катастрофичных месяцев войны.

В боевых условиях собаку держали впрого­лодь, а в нужный момент укрепляли на ней на­стоящее взрывное устройство — около 4-5 кг тротила. Непосредственно перед спуском coбаки снимали предохранитель и отправляли собаку навстречу вражескому танку. Собака забиралась под танк, срабатывал датчик цели (деревянный штырь длиной около 20 см) и за­ряд взрывался непосредственно под днищем танка. Вражеский танк получал непоправимые повреждения, но и собака при этом, естественно, погибала.

«Ввиду массированного применения неприятелем танков важной частью противотанковой обороны являются собаки. Противник стра­шится псов-истребителей и даже намеренно охотится за ними», — гласит выдержка из донесения генерала Дмитрия Лелюшенко.

Почти 300 боевых машин фашистов (что эквивалент­но 2  танковым дивизиям) пылали под Сталинградом, Ленинградом, Брянском, на Курской дуге и под Москвой. Собаки со взрывчаткой на спинах ныряли под танки, поражая самую уязвимую их часть — днище. И каждый раз животные гибли вместе со взорванными машинами не­приятеля. Но если задание не выполнялось, то собаку, которая мчалась назад к cвоим, пристреливал уже наш снайпер. Такой стрелок был включен в состав каждого диверсионного отряда толь­ко для одной этой цели. Ведь пес со взрывчаткой на спине, мчащийся к хозяину, пред­ставлял смертельную угрозу для всей команды.

Диверсии (подрывы мо­стов, дорог и прочих объек­тов) в тылу врага также совершались четвероногими камикадзе…

Собаки-подрывники стали для немцев ceрьёзной проблемой. Ведь танковый пулемет располагался достаточно высоко, поэтому попасть в бегущую у самой поверхности земли собаку было очень и очень сложно. Поэтому немецкое командование обязало каждого пехотинца пристреливать любую собаку, появляющуюся в поле зрения на боевых позициях. Охотиться на собак предписывалось даже ис­требителям люфтваффе! Со временем солдаты вермахта стали применять против собак установленные на танках огнемёты. Это оказалось достаточно эффективной мерой, но полной безопасности, конечно же, достичь не удалось.

Сдержать мощный натиск хорошо вооружённого и имевшего богатый боевой опыт врага можно было только за счёт напряжения всех сил и армии, и общества в целом. В бой в буквальном смысле этого слова шли все и всё. И многие эпизоды этой борьбы до сих пор мало изучены  и не находят по тем или иным причинам отражения в рассчитанной на массового читателя литературе. Одной из таких малоизвестных тем является использование в составе противотанковой обороны частей и подразделений собак – истребителей танков (СИТ).

Бывшие гитлеровские генералы в своих мемуарах неоднократно отмечали, что командиры их танковых подразделений не раз отдавали приказ отступать своим подчинённым, если замечали, что на поле боя появились собаки – истребители танков. Насколько противник считался с СИТ, можно судить по изданию уже в январе 1942 года для вермахта инструкции, как бороться с нашими собаками немецким войскам.

Летом 1942 года фашисты активно рвались к Волге. Основную тяжесть их удара приняли на себя бойцы недавно сформированной (10 июля 1942 года в Туле) 62-й армии под командованием в то вре­мя генерал-лейтенанта Василия Чуйкова. Но, несмотря на само­отверженную оборону, 14 августа войска 62-й армии вынуждены были отойти на левый берег Дона.

Утром 23 августа 6-я армия Паулюса с захваченного плацдарма начала наступление на Сталин­град, стремясь овладеть им с ходу. Одновременно немецкая авиация нанесла массированный бомбовый удар по городу, стоивший жизни 40 тысячам человек и уничтоживший более половины жилого фонда. К исходу дня 14-й танковый корпус генерала фон Виттерсгейма вышел к Волге и занял высоты севернее .города.

Тогда основные силы 62-й ар­мии сражались на восточном бе­регу Дона. Поэтому хоть как-то за­держать немцев здесь можно было только силами Сталинградского гарнизона. В том числе — полков 10-й стрелковой дивизии вну­тренних войск НКВД под коман­дованием полковника Александра Сараева, общая численность ко­нторой составляла чуть более 7500 военнослужащих.

Среди защитников Сталинграда бойцов НКВД было всего около трёх процентов, однако воины-чекисты сыграли важную, на отдельных участках – решающую роль в обороне города. При этом немецким захватчикам пришлось столкнуться с героическим сопротивлением не только людей, но и … собак.

Против танков у воинов-чекистов были противотанковые ружья и небольшие пушки, прозванные по калибру ствола сорокапятка. И, конечно же, связки гранат и бутылки с горючей смесью.  Среди воинов 10 дивизии НКВД были не только бойцы из внутренних войск, но и пограничники.

А ещё именно тогда на помощь пехоте прибыли бойцы уникального подразделения инженерных войск Красной армии — 28-го отдельного отряда истребителей танков под командованием старшего лейтенанта Анатолия Кунина. До этого он уже воевал под Москвой и Ленинградом — командовал взводом противотанковых собак. 

Отряд перебросили из-под осаждённого Ленинграда и 21 августа передали в подчинение командиру 10-и дивизии. Главной особенностью подразделёния были специально обученные собаки. Позже Александр Сараев вспоминал, как удивился, когда ему сказали, что собаки — истребители танков. Комдив даже понятия не имел, как их применять в бою.

Но требовалось остановить врага, защитить людей, отстоять город, страну. Каждому полку дивизии придали специально созданную боевую истребительную группу. Так, группа кинологов под командова­нием старшего лейтенанта Петра Брогаренко была придана 282-му стрелковому полку внутренних войск НКВД, одним из первых в конце августа вступившему в бой с фашистскими танками.Во время боевых действий в отряде не было случаев проявления трусости или паники. 

А вот еще пример. 15 сентября 1942 года группа истребителей танков, возглавляемая младшим лейтенантом Анатолием Варламо­вым, вела бой с превосходящими силами противника. Вся героическая группа погибла, выполнив боевую задачу, но обороняемого рубежа не сдала, отразив три атаки противника и уничтожив шесть вражеских танков с десантом.

В боях за город Сталинград 28-м отдельным отрядом СИТ уничтожено 42 танка, 2 бронемашины, 4 автомобиля, 2 пулеметные огневые точки и 578 солдат и офицеров про­тивника. С августа по октябрь 1942 года из 214 человек и 202 собак отряда в живых осталось 54 человека и 54 четвероногих бойца. 

Командующий 62-й армией генерал В.И.Чуйков за стойкость и отвагу объявил всему личному составу 28-го отдельного отряда СИТ благодарность, а 47 воинов отметил орденами и медалями. Вскоре 28-й отдельный отряд СИТ переподчиняют от 10 дивизии НКВД СССР 43-й отдельной инженерной бригаде особого назначения.

Одержав победу под Сталинградом, Красная Армия, захватив стратегическую инициа­тиву, уже не выпускала ее из своих рук до кон­ца войны и перешла к общему наступлению, положив начало полному изгнанию врага с захваченных им территорий советской земли. Впереди была Курская битва, бои за Украину, освобождение европейских государств, и в этом активно нашли свое применение СИТ.  Впрочем, к тому времени уже окрепла наша противотанковая артиллерия, танковые атаки противника стали уже не так страшны. Важ­ным этапом в развитии организованных форм и способов борьбы с танками против­ника стало создание крупных артиллерийских подразделений, противотанковых частей и со­единений (полк-бригада).

В связи с тем, что противотанковая артил­лерия получила свое дальнейшее развитие, ее стало больше, противотанковые заслоны ста­ли более насыщенными, потребность в СИТ постепенно сошла на нет. Было принято ре­шение переквалифицировать подразделения и части СИТ. Тех собак, которые по своим ра­бочим качествам подходили, стали переучивать на собак минно-разыскной службы, а тех, которые по каким-то причинам не подходили, — продолжали службу в качестве ездовых, как правило, в ездово-санитарной службе.

Однако применение собак в качестве СИТ редко, но встречается и в 1944-1945 годах. Так, в боях в районе Музыкас (Литва) 29-30 декабря 1944 года на участке 65-го  гвардейского стрелкового полка взвод СИТ 1-го отдельного полкa специальных служб под командованием старшего лейтенанта Трегуба три раза oтражал контратаки противника. Тогда противник бросил в поддержку пехоте 12 танков. В этом бою вожатый рядовой Магаляс пущен­ной собакой уничтожил танк. Два других бы­ли подбиты средствами противотанковой  обороны.  Атака захлебнулась, важная высота осталась за нами. 

Историограф военного собаководчества, член Союза писателей России полковник Владимир Швабский в своей статье «Собаки против стальных зверей вермахта», опубликованной в «Независимом военном обозрении» № 19 25-31 мая 2018 года приводит факты применения собак-истребителей танков (СИТ) на заключительном этапе Великой Отечественной войны. 

Последнее применение собак — истребите­лей танков в Великой Отечественной войне зафиксировано документально 8 мая 1945 го­да у д. Привольное (Чехословакия). Тогда вожатыми 2-го отдельного полка специальных служб Пановым и Дунниковым при помощи своих собак было уничтожено два средних танка. В этих же боях за деревню Мирково (Чехословакия) ефрейтором Пролошовым и сержантом Бочаровым во время контратаки противника собаками было выведено из строя два немецких танка типа «Тигр» (так в документах), остальные танки повернули об­ратно.

На Параде Победы 1945 года, вместе с танками, конницей, артиллерией по брусчатке Красной площади прошел сводный батальон собак. Замыкал шествие главный кинолог страны. Он нес на руках бойца штурмовой инженерно-саперной бригады по кличке Джульбарс…      

Собакам, оставшимся в живых к концу Великой Отечественной войны, была оказана честь принять участие в Параде Победы на Красной площади. На этом закончилась история четвероногих «живых мин».

Хотя подготовка таких собак в нашей армии велась вплоть до 1996 года, участия в реальных  боевых действиях они уже не принимали.

28 мая 2011 года на площади Чекистов города-героя Волгогра­да, рядом с монументом, воздвиг­нутым здесь в честь бессмертного фронтового подвига Сталин­градского гарнизона внутренних дел, состоялось торжественное открытие первого и пока един­ственного в России мемориа­ла «Истребителям фашистских танков — служебным собакам- подрывникам 10-й стрелковой дивизии НКВД». Идею создать мемориал предложил начальник ГУ МВД России по Волгоград­ской области генерал-лейтенант полиции Александр Кравченко.

P.S. Памятник собаке-поводырю открыт в городе Волжском  16 ноября 2016 года . Автор скульптуры Николай Карпов. Установлен по инициативе инвалидов по зрению.

Николай Варавин, полковник милиции в отставке, историк, член Союза писателей  г. Волжского Волгоградской области, ветеран МВД России, пограничных войск и  боевых действий

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. «нигде военные собаки не применялись столь эффективно, как в России» — какая Россия в 41 году?

    А так, безусловно, интересно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here