Солист Волгоградского театра занимается ТайЦзиЦюань и учит восточные языки

0
250
реклама

«Царицынская опера» завершает театральный сезон двумя выдающимися полотнами – оперой «Князь Игорь» А. Бородина (20 июня) и премьерной «Богемой» Дж. Пуччини (25 июня). В обеих постановках занят солист оперы Александр Еленик. Импозантная внешность, красивый голос, великолепные актерские способности артиста давно снискали любовь зрителей. Востребованный вокалист увлекается китайской культурой, занимается ушу ТайЦзиЦюань и учит восточные языки. В прошлом автомеханик, учитель музыки, преподаватель института художественного образования ВГСПУ сегодня полностью сосредоточен на оперном искусстве. Насколько сложно перевоплощаться из ризничего в князя Галицкого, почему китайцы не любят острые углы и как доставать из себя сильные эмоции — рассказал сам Александр Еленик. 

От дворового гитариста до учителя музыки

Александр, традиционный вопрос: с чего начался ваш путь в профессию?

— В моей семье все очень музыкальные. У мамы красивый голос, тетя поет, папа играл на баяне и хорошо пел. Сейчас с высоты «музыкального полёта» могу предположить, что у него абсолютный слух, хотя музыкальной грамотой он не владеет. Дед по маминой линии пел в профессиональном хоре. Петь я не планировал. Меня всегда интересовала гитарная музыка. Рок-группа «Парк Горького» – первый коллектив, который привлек мое внимание еще в начальных классах.  Тогда я взял у друга самоучитель игры на гитаре, нашел людей, которые подсказывали и помогали мне в изучении нот. В 8 классе я играл в дворовой группе, у себя в районе мы были настоящими звездами. Тогда впервые появилось желание выступать на настоящей сцене. Оно исполнилось в профессиональном училище № 12 (сегодня Волгоградский профессиональный техникум кадровых ресурсов), которое я закончил после школы. Однако специальность автомеханика оказалась мною невостребованной. Я решил продолжить обучение игре на гитаре. Папа знал о моем увлечении и случайно услышал по радио объявление о первом наборе на специализацию «Основы гитарного исполнительства» в тогда ещё Волгоградский государственный педагогический университет. Мне пришлось брать уроки у репетиторов, поскольку я никогда не занимался сольфеджио. И у меня получилось поступить! Проводниками в вокальный и музыкальный мир стали мои педагоги ВГСПУ Леонид Маркин и Лариса Стороженко, за что я им очень благодарен. В результате у меня единственное музыкальное образование – учитель музыки.

Ничего себе! Как дети воспринимали? Довольно непривычно видеть учителем музыки молодого парня…

— В этом было, наверное, мое преимущество. Ученики слушались меня, вели себя хорошо. На 2-ом курсе у нас была пассивная, а на 4 и 5-ых курсах — активная практика, которую я проходил в МОУ СШ № 81. После вуза к профессии школьного учителя я больше не вернулся, только для ведения индивидуальных уроков по вокалу.

Обучение творческой профессии предполагает интересный досуг…

— В нашем вузе было много разных мероприятий. В 2007 году я впервые принял участие в международном конкурсе «Волжская песенная осень» и занял призовое место. Творческое состязание организовала тогда кафедра вокально-хорового исполнительства Волгоградского государственного социально-педагогического университета,  туда приехала профессор из Луганского национального университета им. Т. Шевченко, народная артистка Украины Джульетта Якубович. Ее студенты поразили меня своей подготовкой, поэтому я попросился к Джульетте Антоновне на курс по вокалу. Удивительно, что известная оперная певица и именитый педагог с радостью согласилась.

Вы уехали в Луганск?

— Да, целый год я прожил в общежитии тогда еще украинского университета. Уроки занимали большую часть моей жизни, еще я пел в церковном хоре. В Луганске была очень насыщенная жизнь. Джульетта Якубович часто заявляла нас на различные конкурсы, в том числе международного уровня. На одном из них я познакомился с востребованным дирижером и композитором из Вены Куртом Шмидтом. Интересно, что это знакомство сыграло судьбоносную роль в моей жизни. Курдт Шмидт пригласил меня на двухнедельную стажировку в Вену на Wiener MusicSeminar, где со мной занималась профессор Братиславский академии исполнительских искусств Eva Blahova. Кстати, Курдт Шмидт мечтал приехать в Волгоград, его родные участвовали в битве под Сталинградом. И в 2011 году его желание осуществилось. Он был приглашен на проект «Вена приветствует Волгоград», в рамках которого были проведены мастер-классы для студентов и преподавателей, концертная программа, в которой под руководством маэстро Курдта Шмидта и дирижера «Царицынской оперы» Юрия Ильинова молодые исполнители получили возможность работать с симфоническим оркестром. Я участвовал в этой программе и получил приглашение от Юрия Ильинова работать в опере. До этого я пел в хоре Волгоградского музыкального театра, работал преподавателем Института художественного образования Волгоградского государственного социально-педагогического университета.

Князь Галицкий по энергетике схож с Эскамильо

Какая роль в театре «Царицынская опера» стала первой? 

— Роль ризничего (духовное лицо, заведующее ризницей, соборный ключарь) в опере «Тоска» Дж. Пуччини. Я играю ее до сих пор. После я исполнил большую и до сих пор любимую партию Фигаро («Свадьба Фигаро» В.А. Моцарта). Затем в мою жизнь вошли другие персонажи:  Эбн-Хакиа в «Иоланте» П.И.  Чайковского, Эскамильо в опере Ж. Бизе «Кармен», князь Галицкий в опере «Князь Игорь» А. Бородина, юный Моцарт в спектакле «Моцарт.  Больше чем любовь» и другие.

А есть любимые партии?

— Очень люблю Эскамильо, энергетика у спектакля бешеная. Я получаю удовольствие, когда выхожу на сцену в этой роли. Мне нравятся все сыгранные партии. Но есть те, которые даются легко, буквально «ложатся на голос». Как это произошло, например, при исполнении арии Дона Сильвы из оперы «Эрнани» Дж. Верди.  А есть те роли, над которыми приходится серьезно потрудиться. Их нужно буквально математически «высчитывать», грамотно распределять силы на протяжении всей партии. Очень важно найти баланс, технику комфортного исполнения. Зрители должны наслаждаться и не чувствовать, что партия сложная. Так князь Галицкий в опере «Князь Игорь» по энергетике сравним с Эскамильо. Но в вокале партия намного сложнее, здесь важно не перейти на драматическую игру.

Вы исполняете партию Шонара в опере «Богема» Дж. Пуччини, которой закрывается театральный сезон. Насколько этот персонаж близок вам?

— Мне очень нравится Шонар — единственный человек, который добывает деньги из всей компании гуляк. Раньше я исполнял Марселя, но Шонар мне гораздо ближе по психофизике. Однако «достать» его эмоции было совсем не просто. Я более спокойный по характеру. Поэтому приходилось вспоминать ситуации из жизни, в которых я испытывал сильные эмоции. Раскрыть образ без исполнения арии (у Шонара нет арии) тоже довольно сложно. Остается некая недосказанность в музыкальном плане… Конечно, в этой опере особый акцент сделан на отношениях Мими и Рудольфа.

Как вы перевоплощаетесь? Что помогает настроиться на тот или иной образ?

— Я всегда представляю себя в прилагаемых обстоятельствах, стараюсь ощутить и почувствовать те эмоции, которые испытывал мой герой. Конечно, вообразить себя князем сложно, но можно приблизиться к этому сознательно. Перед выходом на сцену в новой роли много читаю, изучаю исторический материал той эпохи, знакомлюсь с жизнью и творчеством композитора. Зачастую большой отпечаток накладывают обстоятельства, в которых сочинитель писал музыку. Все это помогает настроиться и понять те лейтмотивы, которые закладывал автор в произведение. Очень часто сталкиваюсь с тем, что понимание того или иного композитора приходит с определенным багажом знаний и жизненного опыта. Так произошло при исполнении фрагментов оперы Виктора Ульмана «Император Атлантиды» (правильный перевод «Кайзер»). Она была написана композитором в концлагере-гетто в Терезиенштадте в 1942 году. А в 1944 году его вместе с женой отправили в Освенцим и удушили газом. Когда я послушал эту современную музыку, то не сразу понял. Когда начал изучать, разбирать, то увидел глубокие лейтмотивы, те главные символы, которые усиливают послание автора.

— Что хотелось бы исполнить?

— Скарпио в опере «Тоска» Дж. Пуччини, он в моих планах. А партия Риголетто в одноименной опере Дж. Верди  – это пока сверхзадача для меня: тяжелая вокально и физически роль.

Китайский легче, чем английский

Вы постоянно учитесь. Закончили три магистратуры. Сейчас изучаете китайский язык в Институте Конфуция Волгоградского государственного социально — педагогического университета …

– Люблю узнавать новое и совершенствовать свои навыки. Китайский язык стал для меня проводником в тонкий мир Востока. В иероглифах закодированы древние смыслы, отражена культура и мудрость китайского народа. Китайская культура – единственная, дожившая до наших дней и сохранившая свою систему письма.

Считается, что китайский – один из самых сложных языков. Это так?

— В школе я учил французский, в училище и университете — английский. Романские языки для меня сложно запоминаются. Китайский мне дается легко, наверное, помогает музыкальный слух. В китайском языке тоновая система, поэтому мне проще. Примечательно, что от тона может полностью измениться смысл слова.

— Приходилось ли петь на китайском языке?

— Да, несколько раз на тематических мероприятиях в Институте Конфуция. У нас очень сильные учителя, которые помогают изучать язык эффективно, вдумчиво. Я настолько увлекся философией китайской культуры, что многое перенес в свою жизнь. У меня появился круг общения людей по интересам. Я многое переосмыслил и воспринимаю жизнь сейчас иначе. По китайским представлениям весь мир пронизан тончайшей субстанцией энергии «Ци». Знаете, что в Китае используют круглые столы и никогда не садятся в угол стола, поскольку считается, что с угла стекает плохая энергия. Многие проблемы со здоровьем лечатся в китайской медицине путем восстановления свободного потока энергии.

Как вы поддерживаете физическую форму?

— Занимаюсь ушу ТайЦзиЦюань. Это древняя система, укрепляющая тело и дух. Через ушу я постигаю себя, нахожу новые скрытые возможности.

Беседовала Анжела Буцких

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here