Уникальные находки из сталинградских окопов: волжский историк рассказал о музейных раритетах

336
реклама

«Волжская правда» продолжает знакомить читателей с удивительными фронтовыми экспонатами городского музейно-выставочного комплекса. Даже спустя 80 с лишним лет, прошедших после легендарной битвы на Волге, поисковые отряды находят в многострадальной сталинградской земле отголоски тех далеких дней.

В Волжском музее хранятся сотни артефактов с полей сражений. О некоторых из них рассказал кандидат исторических наук Максим Опалев.

Фляжка с недопитой сталинградской водой

В период начала фоны советская промышленность оказалась в положении катастрофической нехватки металла. Заводы массово эвакуировались на восток. Алюминий, который имелся на складах в виде сырья и заготовок, в первую очередь использовали для производства двигателей и запчастей для военной техники.

Поэтому для изготовления армейской посуды, в том числе и фляжек, начиная с лета 1941 года начали активно применять стекло. Есть версия, что аналогичные стеклянные фляжки выпускались и в Российской империи во время Первой мировой войны и выдавались солдатам царской армии.

Так или иначе, но стеклянная фронтовая посуда была очень неудобна в армейском быту. Фляжки из стекла были очень хрупкими, часто бились, оставляя бойцов на передовой без глотка воды. Но была и положительная сторона.  В прозрачном сосуде были четко видны уровень жидкости и ее чистота. К тому же такая фляжка дольше не нагревались. Это было особенно актуально в знойных сталинградских степях. 

Фляжка с недопитой сталинградской водой

Одну из таких — с недопитой сталинградской водой — в 2007 году передал Музею памяти солдат войны и правопорядка первостроитель Волжского Горгоний Михайлович Подьяков. Ветеран тесно общался с поисковиками из клуба «Уран». Они-то и подарили фронтовику эту фляжку. Известно, что она была найдена в районе Котлубани. С августа 1942 года по январь 1943 года здесь велись тяжелые кровопролитные бои.   

Возможно, именно такая стеклянная армейская фляжка была у участника Сталинградской битвы Виталия Ерофеевича Александрова. Фронтовой разведчик начал свой боевой путь во время контрнаступления под Москвой, дошел до Праги. Боевой офицер был родом из Тверской области, на строительстве ГЭС работал водителем грузовика и автобуса.

Виталий Ерофеевич Александров

Он подарил музею редкий корабельный фонарь английской фирмы «Бирмингем», попавший в Советский Союз по ленд-лизу и свою трофейную немецкую ложку. На ней вырезаны инициалы фронтовика «А.В.Е.» и дата «16 августа 1943 г.» — день, когда была найдена эта чудо-ложка. Интересно, что солдатский прибор был универсальный – ложка и вилка. Таких приборов в Советском Союзе не делали. Виталий Александров пронес ее всю войну и хранил как реликвию.

Играй, играй, тальяночка!

Популярная на сталинградской передовой, гармоника была произведена вручную мастером из села Заплавное в 20-е годы 20 века. Раритетный народный инструмент был изготовлен на заре Советской власти, ему уже около ста лет. На корпусе двухрядки изображена символика социалистического энтузиазма и веры в лучшее будущее.

Новая жизнь ассоциировалась с изобилием нашего края. Поэтому корпус инструмента мастер украсил пышными распустившимися цветами рядом и пятиконечной звездой с расходившимися в разные стороны лучами. Она была символом СССР и Красной Армии.

Известно, что гармонь принадлежала Павлу Федоровичу Юдину — уроженцу села Заплавное.  Он родился в 1911 году, был мобилизован на фронт в самом начале войны. В мае 1942 года в Смоленской области в районе города Вязьма вместе со своим подразделением попал сначала в окружение, а потом и в плен.

Гармонь Павла Юдина

Вместе с другими военнопленными был отправлен на работы в Германию. После освобождения советскими войсками из фашистского лагеря, Павел Юдин был призван полевым военкоматом 6 февраля 1945 года и служил санитаром в штурмовой роте в составе 1-го Белорусского фронта. 

Как значится в наградных документах, «товарищ Юдин в уличных боях за город Кюстрин под вражеским огнем противника вынес 10 тяжело раненых бойцов и взял в плен 6 немецких солдат, уничтожил 13 врагов». 7 марта сам был ранен в живот. На следующий день представлен к награде, которую так и не получил. Он скончался в госпитале.

А любимая гармошка красноармейца Юдина осталась дома и передавалась как семейная реликвия из поколения в поколение. На ней играли вплоть до 1980-х годов. Об этом свидетельствуют почтовые марки «40 лет Победы», которые были приклеены на одну из плоскостей раритетного инструмента. Позже сын погибшего солдата передал его городу.

Окопные свечи времен ВОВ

Сейчас в дни СВО бойцы получают в подарок из тыла окопные свечи. Делаются они путем заливания парафина в консервные банки и изготовлением фитилей. А в годы ВОВ помимо обычных свечей светильники на передовой красноармейцы изготавливали из пристрелянных артиллерийских гильз.

В быту немецких солдат были газовые, керосиновые и даже электрические фонари фабричного производства. Нашим бойцам, за неимением подобного оборудования, на помощь приходила смекалка. Так возникла идея изготавливать окопные коптильни из капсул использованных патронов.

Окопные коптильни Сталинграда

Для в гильзе пробивали отверстия и при помощи самодельной воронки из консервной банки заливали любую горючую жидкость — керосин, бензин, солярку, затягивали фитиль и плющили верхний край молотком. Таким образом, получалась настоящая свеча.

В фондах Музея памяти солдат войны и правопорядка представлены несколько подобных солдатских свечей. На оборотной стороне гильз можно увидеть клеймо производителя, дату выпуска и принадлежность орудия.

Одна из фронтовых коптилен изготовлена из очень редкой гильзы фирмы «Виккерс». Она произведена в 1940-м году в Великобритании.

Бюст защитника Сталинграда Михаила Кириллова

Такими свечами-коптильнями, изготовленными в том числе из гильз немецких орудий, пользовались и защитники легендарного острова Людникова. Среди них был первостроитель города Михаил Сергеевич Кириллов. Его бюст работы известного волжского художника Николая Карпова также находится в музее.

Добавив себе год, Михаил отправился на фронт 17-летним мальчишкой. В полуразрушенном здании одного из цехов завода «Баррикады» он лицом к лицу столкнулся с немецким пулеметчиком. Молодого бойца спасла стальная каска образца 1940-го года. Она защитила красноармейца Кириллова от прямого попадания немецкой очереди. Он потерял сознание от ранения, но пули прошли по касательной. Придя в себя, истекая кровью юный красноармеец нашел силы дотянуться до своего автомата и открыл огонь по стреляющему в советских солдат немцу.

Зажигательная стеклянная ампула

Можно с уверенностью сказать, что это один из редчайших экспонатов военных музеев. Дело в том, на передовой, в уличных боях и промышленных зданиях у красноармейцев катастрофически не хватало огнеметов. Поэтому в 1941 году были создан их аналоги, получившие название ампулометы. Они были рассчитаны на выстрелы ампулами с зажигательной смесью и действовали примерно также, как старинные пушки с ядрами.

На стеклотарных заводах в советском тылу отливались полые стеклянные шары с пробкой. В этот мини-сосуд диаметром около 10 сантиметров заливалась огне-смесь. При разбивании емкости она вступала в реакцию с кислородом из воздуха. Получался мощный огненный взрыв, сметающий все на своем пути в радиусе нескольких десятков метров.

Зажигательная ампула и оплавленный сталинградский кирпич

Что касается именно нашей музейной ампулы, то она была найдена поисковым отрядом «Волга» в районе современного Волгоградского алюминиевого завода. На этих позициях во время сталинградской битвы несколько месяцев шли ожесточенные сражения, в которых защитники Волги применяли ампулометы.

Кстати, в документальном фильме «Сталинград» 1943 года Валентин Орлянкин вместе с группой других кинооператоров из Москвы снял сцены боев за цеха «Красного Октября» в январе 1943 года. На кадрах видно, чтобы расчистить путь штурмовым группам бойцы перед началом атаки делают серию выстрелов из ампуломета в сторону разрушенных станков и балок. Такая огневая атака могла уничтожить немцев, засевших на производственной площадке.

Личные вещи красноармейца Гильмурахмана Хисамова

Но применение ампулометов для советских подразделений также было небезопасно. При попадании немецкого снаряда в боевой расчет такого орудия, стеклянные ампулы с зажигательной смесью разбивались и вели к гибели наших бойцов. Поэтому в 1943 году производство ампулометов было прекращено. Такой фронтовой экспонат в музее — большая редкость.

В волжских музейных фондах хранятся документы фронтового огнеметчика гвардии красноармейца Гильмурахмана Гиздиновича Хисамова. Он был шофером огнеметного подразделения, на вооружении которого могли быть и ампулометы. В наградной копилке бойца – медали «За оборону Москвы» и «За боевые заслуги» и благодарности от главнокомандующего Иосифа Сталина.

Солдат Хисамов защищал столицу и освобождал Смоленск, участвовал в освобождении Прибалтики. После войны вернулся на родину и жил в Душанбе. Награды и личные вещи героя-фронтовика передал в 1990-е годы в музей его сын – сотрудник Волжского уголовного розыска.