Волжанка боится остаться без крыши над головой

0
532

На днях к нам в редакцию позвонила женщина, проживающая в районе железнодорожной станции «Трубная». Она рассказала, что боится остаться без крыши над головой, поскольку расположенные в этом месте жилые дома давно признаны непригодными для проживания и в ближайшее время, по словам соседей, будут снесены. Вот только всем предложат новые квартиры, говорила наша читательница, а ей – нет. Чтобы разобраться в ситуации, журналисты «ВП» отправились на станцию «Трубная».

С удобствами на улице
Территориально она находится за 17-м микрорайоном, автобусным заводом и гаражными обществами. Признанные ветхим жильём одноэтажки, адреса которых – улица Пушкина 69/6, 69/8, 69/10, 69/12, 69/14, расположены буквально метрах в 30-ти от рельсов. Лет 10 назад их было почти в два раза больше, но четыре дома уже снесли, а их жильцам предоставили квартиры.

Утопающий в зелени домик Ирины Гжельской, рассчитанный на проживание одной семьи, стоит самый последний. К нему же примыкает земельный участок, где хозяйка выращивает ягоды, фрукты, овощи и цветы. Летом трудности быта особо не замечаются, а вот зимой проблем возникает немало.


На 36-ти квадратных метрах сейчас живут сама Ирина Аркадьевна, её дочь и внук. Другая дочь, прописанная здесь же, переехала со своим маленьким сыном к родственникам в город из-за отсутствия коммунальных удобств. В доме есть только электричество, а вода – на участке, поэтому здесь же размещены баня, деревянный туалет, раковина с водой, где с марта по октябрь обыватели умываются и моют посуду. А для приготовления пищи приносят её в вёдрах, как это делали раньше жители деревень.


– В холодное время года тепло нам даёт дровяная печь. Но греет она плохо, наружные стены промерзают, на них порой выступает грибок, мы его потом стараемся смывать. А сами, чтобы не окоченеть, надеваем по две кофты и по двое штанов, – рассказывает хозяйка. – Печка требует ремонта; чтобы решить эту проблему, мы приспособили железную.

Свою скромную квадратуру семья Гжельских умудрилась разделить на четыре помещения: небольшой коридор, кухоньку и две комнаты. Относительный простор только в зале, в остальных – два человека расходятся с трудом. Это муниципальное жильё в 90-х годах дали маме Ирины Гжельской, которая в это время устроилась работать на железнодорожную станцию. Затем она как вдова участника Великой Отечественной войны получила однокомнатную квартиру в городе и переехала, а все остальные остались.
На фасаде одной из стен от фундамента до кровли идёт трещина. Отмостка тоже с изъянами: потрескавшаяся в нескольких местах, она отстаёт от постройки на пару сантиметров, деревянная крыша выглядит не лучше.

В 2016 году здесь побывала межведомственная комиссия, которая сделала заключение о том, что дом не пригоден для проживания, и что до конца 2021 года его обитателям необходимо предоставить новое жильё. Ирина Гжельская терпеливо ждала этой даты до нынешней весны.
– А тут мне соседи, проживающие в трёх близлежащих домах, рассчитанных на две–три семьи, сказали, что все наши дома снесут в нынешнем году, и им по программе предоставят новое жильё. Конечно, я забеспокоилась, ведь мне не поступала официальная информация, что нас тоже должны переселить. Куда же мы денемся, если наш дом разрушат? – задаётся вопросом волжанка.


Со сколопендрами по соседству
В июне Ирина Гжельская обратилась в администрацию с письмом, где просила оказать ей содействие в предоставлении другого жилья. И буквально на днях ей пришёл ответ за подписью вице-мэра Сергея Аксёнова. В нём говорилось, что согласно жилищному кодексу РФ, если занимаемое по договору соцнайма жилье подлежит сносу, то его обитателям должны предоставить другое. В тексте также сообщалось, что при переселении семье Ирины Аркадьевны «будет предоставлено жилое помещение общей площадью не менее 36,3 кв. м», и произойдёт это в рамках специальной муниципальной программы в 2021 году. Так что опасения волжанки оказались беспочвенными. Правда, полтора года придется подождать.


– Расставаться с этим домом, хоть здесь и есть участок земли, мы будем без сожаления, – констатирует Ирина Аркадьевна. – Мой муж умер в нынешнем году, а без мужчины трудно управляться с хозяйством. Здесь у нас частыми гостями являются 10-сантиметровые сколопендры, от вида которых всё внутри переворачивается. Далеко и до общественного транспорта. На трамвайную остановку идти минут 15 по бездорожью. В слякоть приходится надевать резиновые сапоги, а в вагоне переобуваться. Уж очень много неудобств.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here