Волжанин Роман Чаплынский работает оператором на НТВ и мечтает снять кино

0
429

В начале 90-х Волжский бурно развивался в сфере телекоммуникаций. Здесь была проложена чуть ли не первая в СССР оптоволоконная сеть, работали несколько телестудий, самая известная из которых – «Ахтуба», стала настоящей кузницей кадров для многих федеральных каналов. Одним из её операторов был Роман Чаплынский. Позже, уже окончив операторский факультет Санкт-Петербургского университета кино и телевидения, он перебрался в Москву и вскоре был зачислен в штат НТВ. По нашей просьбе волжанин вспомнил особенно яркие моменты своего творческого пути.

Роман Чаплынский в штате НТВ с 2007 года

Вперед, в высшую лигу

– Роман, отличается ли работа оператора на федеральном телеканале в Москве от подобной деятельности в провинции?

– Принципы и законы съёмки везде одинаковы. Отличается лишь в масштабах, возможностях и размерах вознаграждения. Я уехал в Москву, потому что хотел расти дальше как профессионал. К примеру, любой футболист мечтает поиграть в высшей лиге, вот и я решил попробовать себя на федеральном ТВ, и всё срослось.

– Наверняка, решая творческие задачи, приходится порой сталкиваться с серьёзными проблемами.

– Конечно. Например, в 2014 году я против своей воли стал «героем» западной бульварной прессы. Мы снимали в Украине, недалеко от границы с Россией, сюжет о том, как живут люди в тамошних сёлах, но в это время уже случился майдан, и обстановка была очень нервная.

Снимаем мы работающих в поле крестьян, и вдруг появляется несколько машин. Из них выходят люди с автоматами, один из них одет в мундир с погонами генерал-майора. Он подходит ко мне и требует документы, я предъявляю ему загранпаспорт, который он благополучно кладёт в карман своего кителя.

Своего документа я так потом и не увидел. Правда, украинские погранцы приглашали меня в своё учреждение для разбирательства, но местные жители отговорили туда ходить – «мол, не вернёшься назад».

Так и пришлось потом с братской Украины возвращаться по российскому паспорту. По приезду в Москву коллеги-журналисты показали статью из какого-то западного жёлтого издания, где говорилось, что русский оператор убил в чистом поле украинских бойцов с автоматами. Ерунда, конечно, но въезд с тех пор мне туда запрещён.

– А до этого на Украине работать доводилось?

– Часто. В 2007 году мы снимали сюжет за сюжетом для «Итогов дня» о тамошней предвыборной гонке. Можно сказать, «следили» за кампанией Януковича, и как-то нас занесло в Запорожье, на съёмочную площадку фильма «Тарас Бульба». Это кино потом, кажется, стало международным хитом.

Общаться с кинозвёздами, типа Богдана Ступки, у нас задачи не было, мы брали интервью у массовки. А массовка тогда играла сама себя – казаков.

Причём там были казаки из западных и восточных областей Украины, и что забавно, хотя они на съёмках не конфликтовали, но в интервью каждый из них очень темпераментно утверждал, что только в его регионе казачество настоящее, а другие, мол, ряженые…

На съёмках программы «Главная дорога»

Интернет побеждает

– Что самое трудное в работе телеоператора?

– Есть некоторые личные табу, которые иногда вступают в противоречие с моей профессиональной деятельностью. Работая на НТВ, часто приходится снимать сюжеты о человеческом горе, и это просто выворачивает душу. Однажды корреспондент попросил меня зайти в комнату в доме, где произошло убийство. Там сидела и плакала старушка, потерявшая сына. Меня буквально заставляли подойти к ней и сделать крупные планы плачущего лица, но я не стал этого делать. Задачу, конечно, выполнил, но другим способом. Почти всегда можно найти другие художественные решения, чтобы показать человеческую трагедию, не используя при этом слишком прямолинейные методы.

– Ты на телевидении с 1994 года. Что поменялось в этой индустрии за четверть века? И долго ли ещё, по твоему мнению, ТВ будет занимать лидирующие позиции?

– Изменения сильные. Сейчас, приезжая на съёмку, скажем, на какое-нибудь резонансное событие, я, в буквальном смысле, с очень большим трудом нахожу место, где поставить штатив. Телеканалов больше не стало, но появилось неимоверное количество блогеров. В большинстве своём снимают они плохо, для них не качество главное, а скорость выдачи материала, но битву с Интернетом за влияние на умы ТВ, скорее всего, проиграет. Лет этак через 15…

– Уже заметна тенденция, когда матёрые телевизионщики строят заново свою карьеру в Интернете. К примеру, бывший энтэвэшник Пивоваров сделал весьма успешный и очень качественный проект «Редакция».

– Верно, просто всё плавно перетекает из ТВ в Сеть. И Дудь тоже с телека перешёл в Интернет, это тенденция. Но говорит это ещё и о том, что, независимо от того, где эти программы транслируются, успех приходит к тем, кто владеет ремеслом.

Роман недоволен освещением

Французы и естество

– Ты много ездишь по России. Наверное, в командировках случается немало курьёзов?

– Много, но из цензурного могу рассказать, например, такой случай. В городе Закаменске, в Бурятии, в советское время разрабатывали вольфрам, потом эти шахты закрыли, местные жители лишились работы, и эти заброшенные шахты стали их единственным источником дохода. Они лазили в них по ночам собирать куски породы, чтобы продать их потом перекупщикам. И в один из дней там завалило людей, они погибли.

Программа «Максимум» – помните такую? – отправила нас туда в командировку за подробностями. Жили мы там неделю, а питаться ходили в единственный в городе ресторан. Каждый раз нам приносили меню в виде огромной, красивой книги, которая изобиловала цветными картинками с изображением многочисленных блюд. Но когда мы пытались их заказать, официантка говорила, что в наличии только котлеты, картофельное пюре и макароны. Но, чёрт возьми, зачем тогда приносить эту книгу? Это необъяснимо…

– Давай о позитиве. В чём для тебя радость профессии?

– Во-первых, это любимое дело. И, во-вторых, эта работа даёт мне возможность встречаться с огромным количеством разных людей, участвовать в интересных событиях.

Я люблю авто- и мотогонки, и мне посчастливилось снимать ралли «Шёлковый путь», я видел эту грандиозную историю и, конечно, испытал большой кайф!

Помню, в казахстанской степи ралли остановилось на отдых, и там, на стоянке, был привычный для многих наших соотечественников дощатый сортир. Так вот, команда французских гонщиков очень долго находилась в недоумении: дескать, как этим пользоваться? Они заходили в клозет, принюхивались, что-то обсуждали…. В конце концов, естество своё взяло, и всё у них получилось…

– В каких проектах ты занят сейчас?

– Работаю, в основном, на двух программах – «Главная дорога» и «Смотр» – передача об армии. Это позволяет находиться в физическом и моральном тонусе. Приходится порой жить в экстремальных условия – спать в палатке, принимать холодный душ. Но эти бытовые сложности компенсируются колоссальной энергией, которую я получаю от процесса съёмок. Там бывает масса ограничений по секретности, поэтому приходится проявлять изобретательность, чтобы и лишнего не снять, и творческую задачу решить.

Дома у Вики Цыгановой

– В свободное время чем занимаешься? Есть хобби?

– Кроме фото, снимаю видео разным независимым музыкальным группам, вот скоро увидит свет клип группы «РОБО», я его режиссировал, снимал и монтировал. Меня эти ребята заинтересовали своим имиджем: на сцене они выступают в костюмах роботов, играют такой холодный индастриэл, мне захотелось всё это визуализировать.

В объектив Романа попал Андрей Макаревич

Но моя самая большая мечта – снять настоящий большой художественный фильм.

– Про Волжский ещё не забыл?

– Нет, конечно. У меня тут осталось много родственников и друзей. Мама тут живёт. Приезжаю, как только появляется время.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here