Волжанка почти год живёт в подъезде, надеясь, что родители пропишут её в квартире

0
764

Проблема недопонимания между отцами и детьми знакома многим семьям. Но если обычно подобные секреты держат за закрытыми дверями квартир, то эта история выкатилась прямо на лестничную площадку одного из волжских домов.

Слишком чистая леди-бомж

О женщине, которая «сидит в подъезде», нам написали уставшие соседи. В своем письме они сообщили, что, может, и не обращали бы внимания на эту даму, если бы не её крики по ночам.

Обычный панельный дом в 30-м микрорайоне, чистый подъезд со свежим ремонтом. На площадке между первым и вторым этажом действительно разместилась особа женского пола. Мебелью ей служат ступеньки, ковром и диваном – газеты и старое покрывало. Тут же у батареи аккуратная спортивная сумка, пара пакетов и бутылки с водой.

– Да, я живу тут и жить буду, потому что это мой дом, я здесь выросла. Мне сейчас 42 года. Да, я употребляла наркотики, но прошла лечение. Когда вернулась домой с реабилитации, узнала, что мать с отчимом выписали. Теперь я бомж и не могу устроиться на работу, – начала рассказ о своей нелегкой судьбе Ольга.

На протяжении часа женщина рассказывала нам, как хорошо они жили с родителями, а потом вдруг что-то случилось, и мама в одночасье отвернулась от собственного ребенка. Подкармливают Ольгу сердобольные соседи. К слову, для человека, который 11 месяцев живет в подъезде, выглядит женщина даже очень прилично, посторонних запахов тоже нет. Напрашивается вывод – в складном рассказе «сиделицы» что-то не сходится.

На шум разговора в подъезде выходят соседи и просят подождать их на улице. Там и происходит наша беседа.

– Она действительно тут жила. Насколько знаю, наркоманка, имеет несколько судимостей, мама пыталась ее перевоспитать, но за столько лет ничего не изменилось. Как только она видит родителей или сестру, начинает орать матом, кидается на них. А по ночам и вовсе разговаривает сама с собой. К ней приходят какие-то забулдыги, но в подъезд она их не запускает, видимо, понимает, что их просто выкинут, поэтому спиртное распивают на лавочке. Мы просто боимся за наших детей, которые вынуждены ежедневно ходить мимо неё по нескольку раз, – признается Мария (имя изменено по понятным причинам).

«Мы только начали жить…»

Маму Ольги Наталью Иванову мы нашли недалеко от «Нюрана». Женщина вздохнула и согласилась рассказать свою грустную историю.

– Это моя боль. На протяжении многих лет я пыталась хоть как-то направить дочь на путь истинный, – начинает свой рассказ Наталья Александровна.

В 24 года Ольга начала употреблять наркотики и больше не смогла остановиться. В квартире (ту, которую и «высиживает» в подъезде женщина) начали появляться странные люди, а всё, что было более-менее ценным, выносилось в ближайшую скупку.

– Я только и слышала: «Мама, дай денег, дай, дай, дай…». А потом Оля загремела на зону за наркотики. У нее была комната в общаге, но и ее она просто «проколола», – продолжает убитая горем мать. – Так и пошло – судимость за судимостью. Я даже не знаю, сколько их всего было. Мы без нее только начали нормально жить…

За это время женщина успела лишиться не только морального облика, но и собственного ребенка. Дочь Алёну забрала к себе свекровь, а впоследствии и вовсе лишила Ольгу родительских прав. Сейчас девочке 22 года, и она категорически отказывается вспоминать о биологической матери.

Несколько раз Ольгу пытались лечить, отправляя в реабилитационные центры. Из последнего ее просто выгнали. Руководители центра сначала звонили родителям с просьбой прислать денег на билет, но услышали отказ. Вдумайтесь только: деньги на дорогу и еду выделили те, с кем бывшая наркоманка «лечилась», настолько все устали от её выходок!

– Выписалась из квартиры она сама. За 15 000 рублей, о чем у меня есть расписка. Мы всей семьей боялись, что после того, как она получит деньги, вернется и отзовет своё заявление в МФЦ (По закону, в течение 10 дней можно отменить решение. – Прим. ред.), – продолжает Наталья Александровна. – Прописывать обратно – это значит дать права на пользование. Здесь опять будет притон. У меня больше нет сил и здоровья это терпеть.

По-человечески людей, которые просто вычеркнули старшую дочь из жизни, вполне можно понять. К слову, после возвращения Ольги назад, родители сделали ей временную регистрацию, нашли работу и сняли комнату. Но не зря говорят врачи, что бывших наркоманов не бывает…

Родители признаются, что им ужасно стыдно за все, что происходит в подъезде, за те слова, которые произносит их дочь. Но как решить эту ситуацию, просто не знают.

«Высиживать буду!»

У Ольги, понятное дело, своя правда. По словам женщины, она готова уйти, как только появится прописка, чтобы устроиться на работу. Однако на наше предложение помочь с временной регистрацией в специальном учреждении она ответила категорическим отказом, мол, моё здесь, буду «высиживать».

Законодательство тоже быстрого  решения не предлагает. Местный участковый регулярно составляет протоколы на «сиделицу» по ст. 19.15 КоАП РФ («Проживание без регистрации»), проводит беседы, но толку нет. Вытащить её силой из подъезда он просто не имеет права.

Правительство не первый год пытается утвердить законопроекты, в которых прописаны четкие действия в случаях выявления бродяжничества, но пока это только инициативы. И всё же хочется обратиться к тем соседям, которые «по доброте душевной» то и дело прикармливают бывшую наркоманку. Подумайте, может, лишившись горячего чая, еды и воды она всё же покинет ваш подъезд?

 
 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here