Господин оформитель: в Волжском живёт и работает каллиграф, эгоист и нестяжатель Vondeb One

0
110
реклама

Vоndeb One. Под таким ником в интернете и в творческом андеграундном молодёжном сообществе известен местный мастер изобразительного искусства, который сделал себе имя, как каллиграф и стал авторитетным специалистом в дизайнерском деле. Многие волжане видели его работы–оформление здания ТЦ «Орандж» или скейт-парка в «Новом городе», но незнакомы с самим автором. Корреспондент ВП напросился к маэстро в студию.

Граффити – это анархия

Об этом мастере я узнал случайно. В кафе, где пришлось на днях обедать, девушка, начинающий тату-мастер, сидевшая за соседним столом, увлечённо рассказывала своему парню о крутом кольщике, который является для неё настоящим гуру. Я набрался смелости спросить у неё имя этого человека. Потом нашёл его в интернете и договорился с ним о встрече.

Он пригласил меня к себе в студию, которая находится в обыкновенной городской двушке. В этой квартире нет ничего лишнего, всё пространство устроено для удобства художника, на полах баллончики и пузырьки с краской, на стенах эскизы и картины. Хозяин предложил чаю и под ламповое поскрипывание виниловой пластинки началась беседа.

Владимир в своей студии любит послушать винил

– Меня зовут Владимир Беднов, а мой ник –это анаграмма. Мне 28 лет и большинство из них я искал себя. Моё первое увлечение изобразительным искусством произошло в раннем детстве, – рассказывает художник,– шёл со школы и увидел граффити на домах и подумал, ребята занимаются очень интересным делом! Я тогда не понимал, что это не только нелегально, но и некрасиво.

Это заставило Владимира начать писать карандашами в тетрадках различные никнеймы, которые он себе придумывал.

— На зданиях пробовал рисовать, нас даже один раз полиция поймала, попугали, отпустили. Конечно, позже я осознал, что это не круто. То, что пишут на стенах, — это просто грязь какая-то. Это привело к тому, что рисования потом долго не было в моей жизни, — признается Владимир.

И все же он говорит, что есть в Волжском места, где граффити были бы уместны.

— Как дизайнер я вижу эти участки, где немного изобразительного андерграунда не помешало бы. Это приукрасило бы серость некоторых объектов. Но таких мест немного… То, что сейчас я вижу — это в основном теги, которые ставят даже на муниципальные учреждения и на вновь покрашенные дома в старой части города, что очень некрасиво. Граффити в моём понимании — это андерграунд и вандализм, нечто анархическое, но есть ещё такое понятие, как оформление, — говорит художник.

Vondeb One любит использовать в качестве своих моделей популярных персонажей

Эгоист и нестяжатель

Приведи пример удачного граффити, пардон, оформления в Волжском

– Мне очень нравится, как красиво сделал «Космонавта» в арке тысячеквартирного дома мой знакомый Юрий Юхтенко, с которым я делал совместные работы. Юра — известный современный художник, который много чего уже оформил, он продаёт свои картины. Я же пока нарисовал меньше него, но покупатели тоже находились.

– И сколько сейчас твоя картина стоит?

– Это в зависимости от её величины. Где-то от 10 тысяч рублей. Но эти продажи не так часты и только на это не прожить. К тому же я рисую по своему желанию, я — эгоист. Нравится — делаю. Бывает так, что даже свои собственные холсты «перекрываю». Например, нарисовал картину, она постояла и даже радовала глаз, но потом надоела и я без сожаления нанёс на неё новое изображение. Такие бывают порывы. Сначала рисовал только акварелью, сейчас делаю всё по наитию. Как в голову придёт, так и рисую. Всё спонтанно происходит. Первым моим рисунком был Моны Лизы, я захотел её нарисовать в трафаретном стиле, добавил ей потёков… Следующим моим холстом был портрет Дали. Я не буду его продавать, он хорош энергетически, и он был супер-толчком для меня в рисовании. Я понял, что могу рисовать не только буквы… Учитывая, что у меня не было школы, это у меня получилось.

Таким увидел Владимир Сальватора Дали

– Откуда черпаешь вдохновение?

– Меня вдохновляют многие люди, жена моя, например, которая к изобразительному искусству не имеет никакого отношения. Моя сестра Даша – сильный дизайнер, она занималась оформлением магазинов «Манго» и сейчас у неё много проектов. Мой двоюродный брат очень давно живёт в Германии. он тоже тауировщик, у него миллионы подписчиков в Европе, у него — студия, и он работает очень круто. Я был у него и это круто. Культовая фигура для меня Сальватор Дали, у него и картины крутые, и как персонаж он супер! Ван Гог, конечно…

– Любой художник мечтает о популярности, есть ли у тебя такое желание?

– Да. Иногда возникают мысли о персональной выставке, но пока не могу понять, как её оформить. Если уж делать её, то это должен быть один большой арт-объект, всё там должно сочетаться. Должна быть одна концепция, хотя бы визуально.

Владимир нашёл себя ещё, как и татуировщик

Пакрас-Лампас и тату

– А как ты стал татуировщиком?

– Мне всегда было скучно заниматься чем-то одним, в разное время были разные хобби. В детстве был скейт, потом BMX, рисовал на стенках короткое время, затем танцевал брейкданс, но это было ближе к спорту, а я хотел больше творчества, писал свои треки, как музыкант. А в 22 стало скучно опять и я увидел, что такое каллиграфия. Это было благодаря всем известному Пакрасу-Лампасу. Он не единственный, кто занимался этим, но был первым, кто это очень серьёзно разрекламировал, популяризовал и монетизировал, за что ему большой респект.

Меня постоянно с ним сравнивают. Если бы он не появился, многих художников из нынешних просто бы не было. Я увидел, что он делает, это было необычно! Художественные композиции, со светом и тенями, ничего лишнего, только буквы! Меня это вдохновило. Каллиграфия — это изначально готовые шрифты — италика, готика и т. д. Надо было сначала изучить эти основы.

Начал рисовать со стандартных шрифтов, накупил перьев и маркеров и начал писать готику, начало получаться, дальше придумывал свои фишки, штрихи добавлял. Это направление сейчас популярно, распространено и есть на кого посмотреть и поучиться. Я вдохновлялся тем же Пакрасом и разными европейскими каллиграфами.

«Девушки просят колоть им всякие миленькие штучки», — поделился Владимир.

Дальше начинается творчество. Из букв уже можно делать целые картины, например. Портреты делают, где-то потолще или потоньше линии и получаются произведения искусства. У меня было много тогда друзей-татуировщиков и в какой-то момент после общения с ними я решил, что хочу делать буквы на коже. 5 лет назад в Волжском у нас не было специализированных мастеров-каллиграфов и я стал, видимо, первым. Решил на этом специализироваться, а не делать всё подряд.

Я брал деньги с людей, но это был не заработок, а оплата за расходники. Первые года полтора работал в таком режиме. Потом накопил денег и приобрёл кучу оборудования и стал настоящим тату-мастером. Я не даю рекламы и не делаю татухи всем подряд, в основном знакомым, друзьям друзей… Сарафанное радио работает, люди меня рекомендуют друг другу…

В основном, заказчики мне пишут в мессенджерах и говорят, что они хотят на себе увидеть, но я часто их обламываю, потому что мне не нравятся эти рисунки, я не делаю чужие эскизы. Иногда предлагаю свои варианты, часто на этом и сходимся. У меня есть свои наброски, либо набираю в фотошопе какие-то коллажи… И сейчас это уже не только каллиграфия (написание букв) или лейтеринг (стильное рисование букв с тенями, обложками и тенями стилистика, обложками и тенями), но и другие изображения.

Основной контингент который колет такие тату-парни до 30

– А что люди просят наколоть?

– Обычно это названия любимых музыкальных стилей или групп, строчки из песен, имена, даты. Девушки тоже приходят и уже просят наколоть просто какие-то миленькие штучки, цветочки… Но большая часть тех, кто ко мне за тату приходит – это молодые парни до 30 лет.

Буквы на коже в исполнении Vondeb One

– А как живётся современному художнику в материальном мире?

– Картины и татуировки – это не бизнес проект, а вот оформление зданий приносит деньги. Я делал ТЦ «Орандж», эту работу я сделал по мотивам трафаретов Бэнкси, со мной связался человек из этого центра, скинул мне готовый проект каких-то дизайнеров и я это исполнил.

Скейт-площадка засверкала новыми красками

Ещё расписывал скейт-площадку в парке «Новый город», правда, этот проект был больше на энтузиазме. Бюджет был маленький, я пытался в него вписаться и ничего на нём не заработал, к сожалению. Но поскольку я сам раньше катался, для меня разрисовать этот скейт-парк было данью уважения былому увлечению.

Такого нашему городу не хватает

Ещё недавно расписывал фасад помещения бывшей «Русинки». Иногда что-то предлагают сделать, но я отказываю, поскольку либо нет желания, или перспективы не вижу. Просили недавно расписать что-то возле ФОКа «Авангард», прислали фото, а там неподготовленная кирпичная стена, да и холодно уже на улице… Я отказался.

В таких местах приятно прогуляться

– И в завершение беседы поделись о планах на будущее и пожелай что-то нашим читателям.

– Я пытаюсь не задумываться о будущем, далеко не заглядываю, есть, конечно, небольшие мечты и пожелания к судьбе. Пожеланий у меня нет, но есть совет – не бойтесь делать, то что задумали, нет ничего невозможного. Если сильно захотеть, всё получится, неверие в свои силы — это бред. Я думал, что не могу рисовать, а сейчас ко мне приходят частенько люди со специальным образованием, дают свои работы и просят — доделай. Это меня радует и вдохновляет.

Читайте «Волжскую правду», где вам удобно: Яндекс.Новости, Одноклассники, ВКонтакте, Telegram, Дзен. Есть тема для новости? Присылайте информацию на почту vlzpravda@mail.ru