«За хищения на фронте расстреливали»: годы Великой Отечественной вспоминает волжанка, служившая секретарём военного трибунала

0
415

Как правило, о солдатах нашей страны – участниках самой кровопролитной войны за всю историю планеты, пишут и рассказывают как о бесстрашных и мужественных воинах с высокими моральными принципами. Конечно, подавляющее большинство были готовы, не задумываясь, пожертвовать жизнью во имя Победы. Но попадались и те, кто даже в это тяжёлое время заботился о собственной наживе. В силу своей профессии волжанке Александре ЕгоровОЙ приходилось сталкиваться с такими людьми лицом к лицу. Об этом она рассказала нашему корреспонденту.

Палец отвалился сам

На фронт Александру забрали сразу после 18-летия, в июле 1942-го. К тому времени она успела окончить восьмилетку, курсы секретарей-машинисток и поработать по этой специальности более года в военторге родного Борисоглебска. Но о том, что такое война, девушка узнала раньше. Каждое утро Саша Петрушева (девичья фамилия Александры Ивановны) вместе со своими сверстницами занималась строевой подготовкой, а после трудового дня спешила в госпиталь, регулярно пополнявшийся ранеными бойцами. А если приходил эшелон, то шла на вокзал разгружать вагоны с получившими увечья красноармейцами.

Саше Петрушевой 16 лет

В госпитале Саша была старшей по двум палатам – №6 и № 14. Девушка приносила бойцам подарки от военторга – продуктовые наборы, и кормила тех, кто не мог самостоятельно это делать.

– Смотреть на раны я постепенно привыкла, – вспоминает бывшая фронтовичка. – В госпитале были солдаты, получившие ещё и обморожения. Однажды меня подозвал пожилой мужчина и сказал: «Смотри», а потом просто тронул правой рукой один из почерневших пальцев левой руки, и тот сам отвалился.
После мобилизации Саша попала в 6-ю Армию, определили её на должность секретаря трибунала. Девушка печатала приговоры, которые выносила военная комиссия, а также приказы, директивы и прочие бумаги.

«Самострелы» шли в штрафроту

Заседания трибунала проходили не часто. В основном, причиной работы военных судов становились случаи, связанные с проявлением трусости солдат на поле боя, выявлением «самострелов» и фактов хищения. Например, среди снабженцев попадались отъявленные мерзавцы, которые не стыдились воровать продукты, предназначенные для красноармейцев. И речь шла не о банальном ящике тушёнки или мешке крупы.

В кругу подруг

– Под трибунал шли те, кто похищал продукты машинами и даже поездами, отправляя их в тыл. Такие сразу приговаривались к расстрелу, – говорит наша землячка. – Но высшая мера наказания выносилась не для всех. Помню, совсем двух молоденьких мальчишек, которых привели на комиссию. Один из них просто рыдал, а другой вёл себя чуть поспокойней, но слёзы тоже текли из его глаз. Они сидели в окопе, и когда их сослуживцы по приказу двинулись в атаку, ребята остались на месте. Один из них специально выстрелил в руку другому, а тот тоже хотел проделать аналогичное, но не успел. Командир увидел эту картину и отдал обоих под трибунал.

Чрезвычайный суд вынес решение – определить молодых солдат в штрафную роту. С того, кто выполнял боевую задачу и выживал в кровопролитном бою, снимали судимость, а затем распределяли по регулярным частям. О тех ребятах Александра Ивановна больше не слышала, а вот один молодой офицер, также осуждённый военным трибуналом, спустя некоторое время вернулся, чтобы поблагодарить своих судей.

Конец войне уже близко

– Этот младший лейтенант попал к нам почти сразу после выпуска из училища, – продолжает рассказ Александра Егорова. Он должен был стать политработником. В своём первом сражении при наступлении фашистов офицер, испугавшись, побежал вместе с солдатами. И его как командира судили. Приговорили сначала к расстрелу, но потом заменили наказание, определив в штрафную роту. Испытание он прошёл с честью и после кровавого сражения был удостоен Ордена Ленина. Вскоре молодой человек заглянул к нам, чтобы сказать спасибо за предоставленную возможность исправиться.

Сошла с ума от увиденного

Трибунал судил не только красноармейцев, шли процессы и над оккупантами. Тех, кто издевался над местным населением, приговаривали к смертной казни. Один из таких случаев произошёл под Одессой.

– Каратели, в числе которых оказались итальянец, немец и француз, расстреляли бабушку с внучкой возле их дома, – вздыхает участница войны. – Убийц поймали, отвели на площадь, где стояли виселицы. И итальянец на ломанном русском стал громко упрашивать, чтобы его расстреляли, а не вешали. Но его никто не слушал, повесили всех.

В другой раз наша землячка стала свидетелем не менее страшной трагедии, которая случилась на территории церкви. Священник вместе со своей женой выходил после службы из храма и направлялся к своему домику, который стоял рядом, и тут появились фашисты, открывшие по безоружным людям огонь.

– Батюшке выстрелили в затылок, а его супруге – в лицо, от которого ничего не осталось, потому что пуля оказалась разрывной, – описывает увиденное волжанка. – Оно превратилось в кровавую массу, в которой белели перебитые кости. На это страшно было смотреть. Рядом лежала убитая собака, которая прибежала на помощь своим хозяевам. Она успела вцепиться в горло одному оккупанту, а другой её застрелил. Тела их обоих тоже находились здесь же, потому что к тому моменту уже подошли красноармейцы. А 26-летняя дочь священника, видя произошедшее, тронулась умом – она, не останавливаясь, ходила вокруг церкви.

Эта картина до сих пор стоит перед глазами Александры Ивановны, и вспоминать события военных лет без слез она не может.

Фамилию Саши написали на рейхстаге

Победу Саша встретила в одном из селений Германии, а в Берлин съездила с представителями трибунала уже позже. Это было что-то вроде экскурсии.
– Мы оказались у Рейхстага, и один из моих попутчиков, взяв валявшийся кусочек мела, написал на стене фразу «Мы из Сталинграда». Почему он написал именно это, я не знаю, ведь никто из нас не жил в этом городе и его области, – недоумевает героиня статьи. – Наверное, потому что в самой 6-й армии было много сталинградцев. И под этой надписью добавил шесть фамилий участников нашей группы, включая мою.

За границей девушка оставалась еще несколько месяцев, а потом её отправили на Дальний Восток, где тогда еще шли бои с Японией. Правда, до места назначения Александра так и не доехала – в дороге стало известно, что император Хирохито капитулировал. Так что Саша взяла курс на родной Борисоглебск, где судьба уготовила ей счастливую семейную жизнь.

Супруг Александры Ивановны

Здесь в 1949 году Александра Петрушева познакомилась со своим будущим мужем – фронтовиком-артиллеристом Борисом Егоровым. Молодые сыграли свадьбу, а в 1950-м у них родилась единственная дочь Галина, подарившая им спустя несколько десятилетий пятерых внуков.

С дочкой Галей

В 1955 году супруг поехал работать плотником на строительство Сталинградской ГЭС, а позже на левый берег Волги прибыли и Александра с дочкой. В 1957 году Александра Ивановна устроилась секретарём-машинисткой в первую газету города – «Стройку коммунизма», где трудилась 20 лет.

В редакции газеты «Стройка коммунизма»

– Особенным для редакции стал день перекрытия Волги, – констатирует наша коллега. – Тогда все сотрудники ушли смотреть на это историческое событие, и только я осталась на месте, ведь кто-то должен был дежурить на телефоне. А потом все вернулись и бурно, до самой ночи, обсуждали, как нужно подавать материалы. Частыми гостями в нашем издании были разные писатели и поэты. Нередко приезжала и Маргарита Агашина, запомнившаяся мне как приветливая и задумчивая женщина. Коллектив «Стройки коммунизма» считался дружным. Мы вместе отмечали праздники, устраивали их для наших детей, выезжали на природу.

Счастливые 60-е годы

Хорошего специалиста, к тому же обладающего врождённой грамотностью, привлекали к работе и в газете «Волжская правда» (её редакция находилась в том же здании, что и «Стройка коммунизма»). Александра Егорова не просто печатала тексты и документы, но и выполняла обязанности корректора. Выйдя на пенсию, она воспитывала внуков, трудилась на даче.

Дружная семья

Сейчас фронтовичку чаще атакуют болезни. Из-за них участница Великой Отечественной войны не выходит на улицу уже три года, но в тёплые дни дышит свежим воздухом на балконе. Её дочь Галина Борисовна надеется, что вскоре мама сможет проводить время и на улице. Медицинская комиссия признала, что Александра Ивановна нуждается в инвалидной коляске. Решить эту непростую проблему помогли недавно городские власти. В преддверии 9 Мая это стало маленькой благодарностью современного поколения Александре Егоровой, внесшей свою лепту в дело Великой Победы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here