Когда задышат «легкие» Нижней Волги?

0
1582
реклама

ПОЙМА: СТРАТЕГИЯ СПАСЕНИЯ

Взгляд учёного на проект обводнения речной долины

«Волго-Ахтубинская пойма. Экологическая ситуация: проблемы и решения по ее улучшению» – эта солидная монография от авторского коллектива, возглавляемого профессором Виктором Кабловым, увидела свет в 2016 году. На протяжении 15 лет он руководил Волжским политехническим институтом, создав в его стенах студенческий отряд «Экос», задачей которого стала помощь родной природе. Сейчас доктор технических наук Виктор Каблов преподает на кафедре «Химическая технология полимеров и промышленная экология». Он по-прежнему озабочен состоянием поймы и очень верит в действенность губернаторской программы, призванной утолить жажду уникального биорезервата.

Профессор Виктор Каблов

Положительная динамика

С момента выхода вашей книги прошло пять лет. Что изменилось и в какую сторону?

– Сдвиги, конечно, есть. И мне приятно, что не зря мы над монографией своей трудились. Конечно, и другие неравнодушные люди постоянно привлекали внимание к бедам поймы. Первое, что радует – областная администрация начала расчистку ериков и увеличила закачку воды в критические моменты. Это нужные меры, своевременные, правда, скорее, аварийные, но не кардинальные.

Также была реанимирована идея наших первостроителей – заложенная ещё при возведении Волжской ГЭС – по сооружению обводного канала. И это здорово, что такой проект будет реализован. Но все будет зависеть от того, как будет происходить водорегулирование: этот вопрос, я считаю, пока не решён. Мы не можем быть удовлетворены тем режимом сбросов, который устанавливают энергетики.

Но, к сожалению, нормы водосброса не наша Волжская ГЭС устанавливает, а комитет по водным ресурсам. И если смотреть на цифры по Волжско-Камскому каскаду, наш регион далеко не на первых ролях. В приоритете интересы Куйбышевской, Самарской, Нижегородской областей. Последняя страдает от маловодья и требует, чтобы поднимали уровень для судоходства. Но мне кажется, что хождение судов менее важная проблема, чем сохранение нашего биосферного заповедника.

«Эсхатология поймы»

Так называется шестая глава монографии. Неужели настолько плачевно – близко к описанию конца света – выглядит наша «поволжская жемчужина»?

– В одной из своих статей я высказал предположение, что вскоре мы выйдем на берег Ахтубы и увидим вместо реки замусоренный пустырь.

И к этому шло, так как энергетики не учитывали интересы Нижней Волги. И действительно, воды стало меньше, так как пошли засушливые годы. Положение усугубил и народный «любимец» Чубайс, который экспериментировал напропалую.

Когда Чубайса назначили главой РАО ЕЭС, его команда изменила правила эксплуатации Волжской ГЭС, сместив акцент на выработку электроэнергии.

Сброс был резко уменьшен, чтобы получить больше электроэнергии, и вины нашей ГЭС в этом не было. Вода качалась туда-сюда из-за того, что неправильно сделали расчёт: сначала закрыли шандоры и уровень в водохранилище подскочил, а потом резко сбросили.

Я сам видел, насколько ужасными были последствия, как размыло левый берег. Вода поднималась-опускалась, а берегоукрепление там настолько слабое, что даже бетонные плиты смывало.

И задача прогнозирования до сих пор не решена: мы не знаем, как будет идти сброс, хотя определенные методики существуют. Лет десять назад, на конференции в ВПИ мы говорили, как можно улучшить прогнозы с учетом запаса снежного покрова, состояния почвы и других параметров.

Для поймы мы должны иметь более точный и более долгосрочный прогноз. И составить его на несколько лет вперед вполне возможно, но не более. Мы не в состоянии пока предугадать погоду на десятилетия.

Кардинальный шаг

Не зря «Волжская правда» регулярно поднимает этот вопрос, потому что есть противники обводнения поймы. Какова Ваша личная позиция по этому вопросу?

– Я думаю, что строительство обводного канала решит проблему сохранения нашего природного парка. Сброс воды планируется до 1 тыс кубометров в секунду: это треть объема, поступающего сейчас через Ахтубу в пойму (3-4 кубМ/сек в паводок).

Всего через ГЭС идет 20-25, а нужно не меньше 27, чтобы долина заполнялась, и вся эта вода, большая её часть, идёт мимо Ахтубы в Волгу. В этом году было 25, что не так плохо, но беда в том, что из них только 3 тыс кубометров поступает из Волги в Ахтубу, а именно Ахтуба в основном питает пойму, не Волга.

Есть и ещё одна негативная тенденция – дно Волги опускается, а дно Ахтубы, так как нет расчистки, поднимается. Из-за этого вода идет не в Ахтубу, а наоборот, из неё в Волгу, когда падает уровень последней. Это происходит, конечно, не в паводок, а уже летом, в межень.

Поэтому через Волгу природный парк не запитаешь. Новый канал положение существенно исправит. Целенаправленно вода пойдет в Ахтубу, и оттуда в пойму. Канал, если мы хотим сохранить ценный биорезерват, – единственное кардинальное решение. Не расчистка, не закачка насосными станциями. Расчищать нечего будет, если вода в ерики не поступит.

Болото без бегемота

Есть ли у вас аргументы, объясняющие противникам идеи обводного канала, почему Ахтуба не превратится в болото?

– К сожалению, авторы проекта недостаточно сами отвечают на вопросы, возникающие у жителей Волгоградской области. А могли бы, к примеру, выпустить какую-то популярную брошюру.

Если я правильно понимаю, застаиваться там ничего не будет в силу проточности. Конечно, любая плотина воду держит, и определенный застой предполагается, но это не будет похоже на наш Большой лиман, куда вода поступает, но не выливается. Хотя и там определенный сток есть.

Если проток будет таким, как обещает разработчик, никакого застоя ждать не приходится, а чтобы из Ахтубы вода пошла, надо её поднять и туда направить.

Судя по квалификации института, они эти риски учли, и экспертизу предварительную проводили. Но вода в Ахтубу по каналу будет идти круглый год: в паводок 1 тыс. кубометров, в межень, летом – 100, 200 кубометров. Поток будет промывать Ахтубу, водность реки увеличится.

А что сейчас? В районе городского пляжа можно перейти её вброд. Вот где точно заболачивание, как раз из-за нехватки воды, судя даже по растительности, которая и плыть-то мешает.

Спасайтесь, люди добрые!

Высказывается и противоположного рода озабоченность: не смоет ли дачные участки или городской пляж?

– Вот интересно: с одной стороны ожидают болота, с другой стороны – подтопления…

Пляжи выше, чем плотина, а размыв берега и сейчас наблюдается. Мы это хорошо знаем, так как много лет с отрядом Экос занимались берегоукреплением. Колоссальная проблема – Ахтуба не чистится, на повороте поднялось дно, и течение бьет прямо в берег. К примеру, у турбазы трубного завода там укрепляли склон с помощью отработанных покрышек. Технология, конечно, не фундаментальная: сетка, гравий, потом дерн.

То же самое на Волге, на Тулака. Вода всегда била, а земснаряды чистили дно, выправляли течение, а когда перестали, левый берег стал размываться, и три озера исчезли. А на другой стороне стал расти громадный пляж. Проблема размыва береговых склонов есть, но проект здесь ни при чем. Просто рекой надо заниматься.

Мини-ГЭС собьёт цену

– Сначала я не понимал, зачем нужны лишние траты на её строительство. Выяснил, что она будет работать не только в паводок, а круглый год.

И это будет дешёвый энергоресурс для насосных станций, которые качают воду из Волги в Каширинский и другие тракты. Сейчас на оплату электроэнергии для насосов тратят порядка 30-40 млн в год. Кое-кто говорит: «А давайте построим больше насосных станций». Давайте. Только это выльется уже не в 30 млн, а в 120 млн рублей.

Энергия, которую начнёт генерировать малая ГЭС, будет питать насосные станции, и они смогут подавать воду уже летом. К августу, когда большая вода уже сходит полив необходим дачникам: здесь и пригодится малая ГЭС.

Как проект обводнения скажется на восстановлении рыбных богатств?

– Будет вода в пойме, будет нерест, соответственно, и рыбы прибавится. Заполнятся ерики, а ведь нерест идет не только в них. Многие знают, когда едешь в конце мая, большинство лугов затоплены, а на выросшей траве масса икры. Там прогретая теплая вода, и есть куда прикрепить икру. В глубоком ерике только у берега, а здесь – естественные нерестилища. И вода должна постоять какое-то время, это так называемая «рыбная полка».

Вот почему нужны водозатворы, чтобы вода не скатилась обратно. Это нужно и дачникам и рыбе, которая из лугов потом направляется в ерики. И уже здесь ей надо дорасти до молоди, способной мигрировать в Волгу и дойти до Астрахани.

От обводнения – к восстановлению

Как отразится строительство на восполнении грунтовых вод, на заполнении колодцев?

Колодцы и ерики – сосуды сообщающиеся. Будет вода в ериках, она будет уходить в почву и питать колодцы. И не только через ерики, через луга тоже. Озёра с родниками тоже в паводок наполняются.

А озеро, если погибнет, восстановить очень трудно. Это закон сложных систем. Конечно, мы зальём туда воды, но это будет просто водоём, затем искусственный пруд, ведь природное озеро – это микрокосмос, живое сообщество. И обводнение далеко не все: пересохшие озёра требуют правильного, научно обоснованного восстановления.

Наш природный парк занимался этим. Сначала не очень получилось, и только после высадки правильных, аборигенных растений озеро зажило, и рыба в нём появилась. В мире сейчас тратят на подобные мероприятия большие деньги, но это окупается.

Поможет ли проект обводнения снизить риск пойменных пожаров?

Думаю, да, ведь влажность повысится. При этом важно понимать, что человек может жить в гармонии с природой, но пойма – не лучшее место для постоянного проживания. Рыбаки или овощеводы привыкают к местной мошке, комарам, но людей там не должно быть много. Да и часть долины давно стала заповедной зоной.

Мы с надеждой ждем реализации этого проекта. С верой, что Волго-Ахтубинская пойма не пропадет. Если никаких мер не примем, лет через десять там будет полустепная зона. А если продолжим пугать народ, ничего не спасем.

СПРАВКА ВП

Пойма «работает» как естественный воздушный фильтр для Волгограда и Волжского. Регулируя и очищая воздух, она выполняет еще и важнейшие функции для планеты. Пойма – единственный в России биосферный резерват ЮНЕСКО, она включена в сотню особо охраняемых природных территорий земного шара.

Ценность поймы – ее уникальные водно-болотные угодья, которые являются ключевыми орнитологическими территориями международного значения. Именно здесь расположены гнездовья краснокнижных видов и находится «бутылочное горлышко» миграционных путей перелетных птиц практически со всей Европы.

Читайте «Волжскую правду», где вам удобно: Яндекс.Новости, Одноклассники, ВКонтакте, Telegram. Есть тема для новости? Присылайте информацию на почту vlzpravda@mail.ru