Память о войне: многосерийный телевизионный детектив «Алекс Лютый» — вымысел или правда?

0
444
реклама

На НТВ летом 2020 года был показан криминальный сериал «Алекс Лютый». В основу сценария была положена история коллаборациониста Александра Юхновского – сотрудника тайной полиции ГДП-721 и примерного советского гражданина Александра Мироненко, который умудрился построить отличную карьеру в послевоенный годы и стать довольно известной публичной личностью – редактором ведомственной газеты одного из союзных министерств. Проживал в городе Москве и был отличным семьянином. Но немного о сериале.

1975 год. На подмосковной даче убит писатель, готовящий к выпуску книгу о гитлеровском палаче Алексе Лютом. Перед смертью он успевает сообщить своему другу, начальнику спецотдела МВД по розыску военных преступников генералу Петру Сомову (актер Юрий Ицков), невероятную новость: Алекс Лютый (актёр Владислав Коноплёв), который считался погибшим с 1944 года, жив! Сомов поручает разобраться в этом деле своему лучшему следователю — полковнику Егору Сухареву (акутёр Сергей Пускепалис). В расследовании ему помогает новый сотрудник спецотдела — старший лейтенант Борис Касьянов (актёр Алексей Кирсанов).

Исполнитель роли полковника милиции Сухарева актёр Сергей Пускепалис переиграл, наверное, работников уже всех имеющихся за последние 80 лет правоохранительных органов. Он, со своим твердым спокойным  лицом реально воплощает образ советского милиционера, так что вопрос о его актёрском мастерстве как-то отпадает, это автор статьи, как бывший сотрудник милиции подтверждает. Пускепалис очень хорошо показывает образы сотрудников милиции советского образца. Вспомним его роль майора, а затем подполковника МУРа Проскурина в сериалах «Шифр» и «Шифр-2», да и майора КГБ в сериале «Крик совы». Продолжая разговор о сериале «Алекс Лютый» -, то полковник Сухарев выясняет что за пару недель до гибели писатель получил копии архивных документов, изъятых у арестованного на территории ФРГ Отто Кернера (актёр Дирк Мартенс), бывшего во время войны начальником тайной полевой полиции, а также покровителем Алекса Лютого. Документы пропали, но среди них была единственная в Советском Союзе фотография Алекса Лютого, сделанная ещё во время войны, и свежее письмо Кернера, адресованное своему подопечному. Следователь находит в рукописи писателя бесценные сведения о жизни военного преступника, а после едет на его родину — в Новочеркасск. Туда же направляется редактор, работавший вместе с писателем над книгой…

И тут же уточнения… В сериале сказано и показано, что свои злодеяния Лютый творил в Новочеркасске Ростовской области. На самом же деле Александр Юхновский (истинное имя преступника) зверствовал в украинском городе Ромны. Упущен также тот факт, что настоящий Лютый был родом из Западной Украины и был потомственным украинским националистом по папе и деду. Юхновский проходил у его немецких покровителей под кличками «Алекс Лютый» и «Хлыст» за участие в массовых расстрелах и истязаниях советских граждан. Он лично застрелил и забил до смерти тысячи человек, включая женщин и детей. По свидетельствам немецких оккупантов, партизан, подпольщиков и просто случайных свидетелей, из числа граждан оккупированных врагом территорий, Юхновский с особой жестокостью и садизмом «бил дубинками, пинал ногами, таскал за волосы и наносил увечья, делая это с особым азартом, будто получал удовольствие». Больше всего он совершил своих преступлений на территории Донбаса.      Создатели сериала скромно «забыли» про этот факт, очевидно, чтобы не обидеть потомков бывших карателей, которые и сейчас воюют на Донбасе против внуков ветеранов Великой Отечественной войны.

 Расследованием преступлений Алекса Лютого в сериале занимается какой-то мифический спецотдел МВД СССР, хотя всеми преступлениями предателей и карателей в советское время ведал и расследовал только Комитет Государственной Безопасности  при Совете Министров СССР. 

Тут можно, конечно, возразить и привести в пример советский минисериал «Противостояние», но только вот есть одно НО  — в противостоянии с военным преступником сотрудники МВД показаны умницами и профессионалами, шаг за шагом, пласт за пластом вскрывая деяния и личность предателя Кротова.

Не одному мне при просмотре сериала «Алекс Лютый» пришло сравнение с уже имеющимися аналогами советского и российского кино. Это знаменитый советский многосерийный телевизионный фильм «Противостояние» (1985) , поставленный по роману Юлиана Семёнова. Во-вторых, на эту же тему поиска нацистских преступников после войны был выпущен в эфир сериал «Палач» (кстати, из разряда «дел» майора МВД Черкасова). Вот вам и параллели, по главным героям и ролям: полковник Костенко из МУРа (актер Олег Басилашвили, «Противостояние»), майор Черкасов из того же МУРа (актер Андрей Смоляков, «Палач», и, наконец, полковник Сухарев из наверняка вымышленного спецотдела МВД (актер Сергей Пускепалис, «Алекс Лютый»). Сравните их роли на досуге.

Если поначалу МВД расследовало «бытовуху», то есть дела об убийствах, бандитизме, разбоях («Противостояние», «Палач», «Алекс Лютый»), то, когда «дело» выходило уже на «политический» уровень (нацистские преступления, валютные махинации и т.п.), его забирал себе Комитет Государственной Безопасности, разумно дозволяя лучшим милицейским «следакам» участвовать в поимке преступника. В сериале «Алекс Лютый» эта тема обозначена.

После вторжения вермахта на территорию Советского Союза большинство советских людей встретило врагов с ненавистью. Однако, находились и те, кто охотно предлагал свои услуги немецко-фашистским захватчикам. Среди них были лишившиеся своих хозяйств кулаки, дворяне, изгнанные из своих поместий, затаившиеся белогвардейские офицеры. Жестокость оккупационного режима стала причиной смерти миллионов граждан СССР — мирных жителей. Всё это способствовало тому, что часть военнопленных и мирного населения оккупированных территорий, стремясь выжить любой ценой, пошло на сотрудничество с фашистами. Единство народа, о котором говорила советская пропаганда, к 1941 году ещё не сформировалось, уровень жизни оставлял желать лучшего, поэтому часть населения на оккупированных территориях если и не приняла немцев хлебом-солью, то испытывала некоторые надежды с приходом «новой власти». Ведь время, прошедшее со времён гражданской войны, коллективизации и раскулачивании, было в историческом масштабе весьма незначительным. В стране всё ещё остались те, кто был противником Октябрьской революции. Были и те, кто шёл на сотрудничество с врагом, желая отвоевать таким образом независимость своих республик, входивших в состав СССР. Нельзя недооценивать и влияние гитлеровской пропаганды, которая изо дня в день внушала мысль о бессмысленности сопротивления военной мощи Германии. Известно также, что многие из тех. кто шёл на сотрудничество с I немцами, делали это с целью при первой же возможности возвратиться к своим. По мнению некоторых историков, общая численность лиц, сотрудничавших с фашистами в годы войны (коллаборационистов) было около 1 миллиона человек. По данным некоторых отечественных историков, военную службу на стороне Германии в 1941-1945 годах несли примерно 1,24 миллиона граждан СССР.

Согласно исследованиям российского историка, журналиста К.М. Александрова, в период с 1941 по 1945 год в составе вермахта воевало около 1,2 миллиона граждан Советского Союза. Из них не менее 400 тысяч человек были русскими по национальности, из них около 80 тысяч были представителями казачества, остальные — это украинцы — 250 тысяч, жители стран Прибалтики — 200 тысяч, выходцы из Средней Азии — 180 тысяч, представители народов Северного Кавказа — 28 тысяч. Были коллаборационисты из числа белорусов, грузин, крымских татар и армян. При этом ещё около 3 миллионов советских граждан работали на Германию принудительно, но не были напрямую связаны с военным делом (не принимали участие в боях). По данным С.И. Дробязко, через вермахт, СС и различные пронемецкие военизированные и полицейские формирования за годы войны прошло: 250 тыс украинцев, 150 тыс. латышей, 90 тыс. эстонцев, 50 тыс. литовцев, 70 тыс. белорусов, 70 тыс. казаков, 70 тысяч человек из народностей Средней Азии, 40 тысяч азербайджанцев, 30 тысяч человек из северокавказских народностей, 25 тысяч грузин, 20  тысяч армии, 12 тысяч волжских татар, 10 тысяч крымских татар, а также 7 тысяч калмыков.

При этом следует учитывать, что по мере роста людских потерь вермахта, и особенно после Сталинградской битвы 1942-1943 годов, мобилизация местного населения приобрела очень широкие масштабы. В прифронтовой полосе немцы стали мобилизовывать поголовно всё мужское население, включая подростков и стариков, по тем или иным причинам не увезённых на работу в Германию. 

К числу коллаборационистов относился и житель Западной Украины Иван Юхновский, изъявивший желание надеть форму полицая. В прошлом он- бывший полковник царской армии, затем петлюровский офицер и ярый украинский националист- люто ненавидел Советскую власть, русских людей, поляков и евреев. Он порекомендовал на службу немцам своего 16-летнего сына Александра. А поскольку юноша хорошо владел немецким язы­ком, то его определили в качестве перевод­чика в подразделение полевой жандармерии ГФП-721, занимавшей­ся не только охраной тылов, но и карательными операциями. Юхновский-младший, воспитанный отцом в духе ненависти ко всему советскому, сразу понял, как сделать карьеру. А именно – принять непосредственное участие в расправах. Жители города Сталино  запомнили высокого симпа­тичного молодого человека, с лица которого не сходила чуть смущенная улыбка, даже ког­да он расстреливал и сбрасы­вал живьем в угольную шахту коммунистов, комсомольцев и просто заподозренных в помощи партизанам. Всего — около тысячи человек.

Александр Юхновский  — единственный из всех хиви, состоящих в ГФП-721, кто был награждён немецкой медалью «За заслуги для восточных народов». 

Наиболее распространённой формой сотрудничества части советских военнопленных и гражданских лиц с противником в 1941 году была их вспомогательная работа в отдельных германских частях: возницами, шофёрами, помощниками поваров и т.д. Дальше прифронтовой полосы их, как правило,  не пускали. Сами немцы называли таких коллаборационистов – «хиви». К концу 1942 году число их достигло 200 тысяч человек. Осенью 1942 года в германской пехотной дивизии численностью 12,7 тысяч человек полагалось по штату 2 тысячи хиви. По данным историка Романько, на апрель 1945 года число хиви в вермахте составляло 665-675 тысяч человек. 29 апреля 1943 года хиви официально было разрешено носить немецкую униформу, но без немецких эмблем, без петлиц и погон. 

            Некоторые военнопленные и гражданские лица из оккупированных областей СССР вступали в полицейские команды и охранные части, предназначавшиеся для борьбы с партизанами и несения караульной службы. По статистическим сводкам количество полицаев из советских граждан насчитывало свыше 400 тысяч человек. Из их числа на оккупированных территориях формировались также ягдкоманды (истребительные или охотничьи команды) – «лжепартизаны», которые использовались для поиска и уничтожения настоящих партизан.

Известна также украинско-националистическая дивизия СС «Галичина», ситуация с её созданием германским командованием была интересна с точки зрения истории. По воспоминаниям Кубийовича, инициатором создания дивизии был Вехтер, который считал, что «Галиция была страной, в которой нужно возобновить немецкое (австрийское) влияние, которое происходило ещё со второй половины XVIII века».  Дивизия набиралась из жителей генерал-губернаторства Галиция. Избыток добровольцев (на 1 июня 1943 записалось более 80 тысяч) позволил сформировать 204-й батальон полиции и СД, и ряд других соединений часть из которых была позже использована для воссоздания дивизии после её разгрома под Бродами в июле 1944 года. Подразделения этой дивизии с осени 1943 года участвовали в антипартизанской войне по всей территории Европы. В середине июля 1944 года дивизия первого набора была разгромлена Красной армией в боях под Бродами. В конце сентября 1944 года боеготовые полки дивизии были переброшены на подавление Словацкого восстания, к середине октября 1944 года дивизия была задействована в Словакиив полном составе. В начале 1945 года дивизия была переброшена на Балканы, где вела борьбу с югославскими партизанами. В середине марта дивизию должны были разоружить, передав её вооружение формируемому германскому соединению, но быстрое продвижение Красной армии вынудило перебросить её на фронт, где она действовала с 1-м германским кавалерийским корпусом и перед капитуляцией входила в подчинение 4-го танкового корпуса. В последних числах апреля 1945 года дивизия формально была преобразована в 1-ю Украинскую дивизию Украинской национальной армии, хотя на германских картах и документах она все ещё имела прежнее название и командование войск СС считало её своим соединением войск СС. В период с 8 по 11 мая 1945 года части дивизии сдались американским и британским войскам.

О пособнике фашистов Юхновском – Мироненко в Интернете написано достаточно, но наиболее удачно том, как он скрывался от справедливого возмездия написал в своей статье «Улыбчивый палач» Леонид Лужков. Статья была опубликована в журнале «Загадки истории» № 29 за 2018 год и послужила источником информации для написания биографии военного преступника.

Подпольщики вычислили изверга-Юхновского и сообщили о молодом палаче в Москву, где было принято решение о его ликвидации. Но на некоторое время следы палача потерялись. И вот ноябрь 1942 года, Сталинград. В одном из военных госпиталей появляется молодой лейтенант, корреспондент армейской газеты. Переходя от кой­ки к койке, он расспрашивает солдат об их участии в боевых действиях и вдруг натыка­ется на пристальный взгляд раненой девушки. И оба тут же узнают друг друга: одна — переводчика ГФП Алекса, второй — радистку, в допросах которой он принимал участие и которой чудом удалось вы­жить. Реакцией Юхновский обладал отменной, поэтому, не раздумывая, он выпрыгнул в окно. К сожалению, и на этот раз судьба ока­залась благосклонной к дебютировавшему шпиону. Ему удалось не  только уйти от погони, но и благополучно пе­ресечь линию фронта. Видимо, доставил он ценные сведения, по­скольку был награжден месячным отпуском в Германию. А когда Юх­новский вернулся, его познакомили с новым сотрудником. Этим  человеком был лейтенант Смерша Игорь (Ибрагим) Аганин, которого чекистам удалось внедрить в ГФП-721. Вот толь­ко вынесенный заочно пре­дателю смертный приговор опять не удалось привести в исполнение. Началась знаме­нитая Сталинградская битва, в результате которой 6-я армия генерал-фельдмаршала Пау- люса была вынуждена капиту­лировать. Бесславный конец ждал и ГФП-721. Часть офице­ров и рядовых погибла, кто-то попал в плен, но в их числе Юхновского не было. Карате­лю удалось бежать. Правда, когда он пытался сесть в по­езд, его опознал железнодо­рожник, на квартире которого он останавливался. Вот толь­ко старший патруля, задер­жавшего подозрительного человека, проявил халатность, поместив его до приезда со­трудников особого отдела в сарай без охраны. Юхновский же времени терять зря не стал — ночью выломал доску в сте­не и был таков. 

С тех пор о нём не было ни слуху, ни духу. Аганин до конца войны, да и после нее, работая в центральном ап­парате КГБ СССР, лично зани­мался поисками палача, но ни среди убитых, ни в числе пленных его обнаружить так и не удалось. И немудрено, поскольку Александр Юхновский в списках живых и мерт­вых уже не значился. Зато на свет появился тезка военного преступника, правда, с дру­гой фамилией — Мироненко. Произошло это следующим образом. К 1944 году вырвав­шийся из окружения Юхновский добрался в составе от­ступающих частей вермахта до Одессы. Поняв, что война с Германией проиграна, он по­кинул своих прежних хозяев и для того, чтобы легализовать­ся, решился на рискованную комбинацию.

Отсидевшись у знакомой, он дождался освобождения города советскими войсками. Выждав еще несколько дней, Юхновский отпра­вился на открывшийся призывной пункт. Там он назвался местным жителем Александром Мироненко и изъявил желание немедленно вступить в ряды Красной армии. Естественно, что со стороны военкома по­добное стремление было воспринято с понятной радостью, поскольку наши войска при взятии Одессы понесли боль­шие потери.

Кадровика даже не сму­тило заявление новобранца о том, что его документы по­гребены под руинами дома, разрушенного во время арт­обстрела. Он просто дал при­каз своим подчиненным по­ставить рядового Мироненко на все виды довольствия, вы­писать ему красноармейскую книжку и отправить в полк, находившийся на перефор­мировании. А уже на месте выяснилось, что вновь при­бывший рядовой прекрасно знает немецкий язык, поэто­му местом дальнейшего про­хождения службы ему была определена разведыватель­ная рота. Ходить за линию фронта в поисках языков? Нет, это в планы Юхновского не входило. Используя свое обаяние, да к тому же обладая красивым почерком, он ока­зался в канцелярии. Когда же начались боевые действия, выяснилось, что писарь обла­дает и журналистским даром, работая в качестве внештат­ного корреспондента диви­зионной газеты.

Действительно, еще в школьные годы у Александра проявился литературный та­лант, и он даже писал стихи. Правда, учитель русского языка творчество Юхновско­го оценил достаточно невы­соко, за что после оккупации был избит своим учеником до смерти.

День Победы лейтенант Мироненко встретил уже в должности редактора армейской газеты «Красное знамя» и кавале­ром ордена Славы III степени, которым наградил себя сам, подделав документы. Сколь­ко бы оборотень оставался на своем посту, неизвест­но. Но, перебрав в пивной и устроив дебош, он был за­держан патрулем. Комендант пообещал сообщить об этом командованию.

Осторожный Юхновский решил не рисковать — а вдруг начнут копаться в его липо­вой биографии — и написал рапорт об увольнении в за­пас. Поскольку в 1946-м уже полным ходом шла демоби­лизация, то разборку устра­гивать не стали, а прошение удовлетворили.

            Прошло ровно 30 лет. Пол­ковник КГБ СССР в отставке Аганин в тот день собирался навестить родственницу. Но визит пришлось отложить. В вестибюле станции сто­личного метро «Таганская» чекист увидел до боли зна­комое лицо уже немолодого человека. Профессиональ­ная память тут же подска­зала, где он мог видеть эту постоянно присутствующую на лице застенчивую улыбку. Да, сомнений не оставалось — это был палач Александр Юхновский.

            Задержание военного преступника было проведено быстро и в сжатые сроки в 1975 году. Проверили биографию долго скрывавшегося в СССР под видом Александра Мироненко – писателя, журналиста, переводчика. 

            Зарубежный кинематограф любит показывать, как в МВД и КГБ СССР сажали и расстреливали без суда и следствия, но следствие КГБ по Александру Юхновскому велось целых 6 лет! Суд признал его виновным в участии по меньшей мере в сорока четырёх карательных операциях против партизан и мирных жителей, пособничестве к убийству более двух тысяч советских граждан, в том числе собственноручном убийстве более двухсот человек, и приговорил к смертной казни. Через полгода после суда приговор был приведён в исполнение.

            Подводя итог сказанному, а написанное ушло далеко за рамки просто отклика на криминальный сериал «Алекс Лютый» хотелось бы всё-таки поблагодарить создателей этого многосерийного кино, ведь в сериале поднята достаточно интересная тема и продолжая её обратимся к фактам.

            На заключительном этапе войны и, особенно в послевоенное время бывшие «добровольцы» — каратели, участвовавшие в боевых действиях против советских войск и партизан, люди, служившие в немецкой полиции, сурово наказывались. К сожалению, к активным пособникам врага в то время было причислено и немало людей, не запятнавших свои руки кровью и надевших форму противника лишь для того, чтобы при первой возможности перебежать к партизанам или регулярным войскам. Подвергались репрессиям и те военнопленные, которых фашисты заставляли работать на возведении оборонительных объектов. Согласно Указу президента РФ от 24 января 1995 г. N 63 «О восстановлении законных прав российских граждан – бывших советских военнопленных и гражданских лиц, репатриированных в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период», справедливость ко многим из них в последнее время была восстановлена. Однако действие этого указа не распространяется на тех граждан, которые служили в годы войны в строевых и специальных формированиях вермахта и в полиции, на изменников Родины.           

Подводя итог вышенаписанному, следует отметить, что для достижения целей мирового господства Третий рейх рачительно использовал абсолютно все как экономические, так и людские ресурсы оккупированных европейских стран и территорий: Авст­рии, Чехословакии, Польши, Дании, Норвегии, Люксембурга, Нидерландов, Бельгии, Франции, Югославии, Греции, СССР.  Интересам Германии, по существу, были подчинены и экономики нейтральных стран.

Воинские части из граждан СССР сдавшиеся или взятые в плен, добровольно изъявивших желание воевать против СССР, явились одним из ресурсов фашистской Германии в борьбе против Советского Союза. Их чисто военные действия нельзя назвать ни умелыми, ни оказавшими большое влияние на ход войны. Однако часть ресурсов СССР они всё же отвлекали. А в современных условиях память об этих подразделениях умело используется определёнными кругами различных стран (в том числе и называющих себя демократическими) для нагнетания антироссийской истерии.

Николай Варавин, историк, полковник милиции в отставке, ветеран боевых действий, МВД России и пограничных войск КГБ СССР

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here