«Присяга дважды не даётся»: начштаба воинской части, расположенной в Волжском, о службе

0
1692
реклама

Касаясь темы Дня инженерных войск, бессмысленно говорить о машинах, не рассказав о самом главном – людях, которые нас защищают.  Мы пообщались с начальником штаба 187-го Псковского межвидового регионального учебного центра Владимиром Пазынюком.

– Владимир Анатольевич, 35 лет в одной части – это удивительно, ведь оседлой и размеренной жизнь офицера никак не назовешь. Как получилось, что судьба надолго связала вас с Волжским?

– Здесь я оказался в далеком 1985 году сразу после окончания Каменец-Подольского высшего военно-инженерного командного училища (Украина. – Прим. ред.). Знаете, когда получил документ с распределением, то с трудом прочитал название города. Стал искать на карте – нет. Примерно понимал, что где-то на Волге. Смотрю, есть Волжск, но это Саратовская область, решил, что в распределении напутали. Но нет. Так я переехал с родной Украины в молодой и красивый город, границы которого заканчивались практически сразу за улицей Александрова. С тех пор началась моя карьера в этой части.

– В середине 90-х для армии настали непростые времена и многие сняли погоны. Почему вы остались верны профессии?

– Действительно, ужасное было время для всех, кто связан с военным делом. Массовые увольнения со службы, снижение престижа армии, и всё это на фоне нескончаемых кошмарных сводок с Кавказа о потерях в наших рядах. Для меня это, с одной стороны, счастливое время – к тому моменту я успел жениться, перевез супругу с Украины в Волжский (Инна Пазынюк работает учителем начальных классов в школе № 24. – Прим. ред.), а в 1991 году родилась моя дочь. С другой стороны – вечные мысли о том, как содержать семью. Многие из тех, кто остался служить, просто брали по ночам машины и таксовали, чтобы заработать хоть какие-то деньги. Кто-то также ночью работал грузчиком. В общем, крутились как могли. С особой теплотой и благодарностью вспоминаю командира части Николая Фунтикова, который втихую выдавал семьям офицеров сухпайки. Вот на них мы все и выжили. А дальше – 2000-е и долгожданный подъем армии. То, что мы видим сегодня – это заслуга и руководителей страны, и тех, кто в своё время не снял свои погоны, оставшись офицером навсегда.  Но и наше время – это тоже далеко не мирное существование. Успешная Сирийская кампания воодушевила многих, радует, что сегодня молодежь стоит в «очереди», чтобы попасть в ряды Вооруженных сил.

– После возвращения из Сирии вас наградили медалью «За отвагу». За что она вручена?

– Не считаю, что сделал что-то сверхъестественное. В первую очередь, мы должны были обучить сирийцев воевать без нас. Самым сложным оказалось навести порядок в их войсках. Мало того, что они одеты кто во что горазд, так еще и с бородами по грудь. Вот побрить – это самое сложное (смеётся). А всё остальное – обычная работа сапёров. Три месяца мы жили и работали между ИГИЛ (Запрещенная в России организация. – Прим. ред.) и Джабхад ан-нусрой. До одних было три километра, до других – 15. Они стреляют по сирийским позициям, а снаряды через наши головы перелетают.

– Вы родились и выросли на Украине. Сохранились ли у вас после Майдана и присоединения Крыма отношения с вашими друзьями из военного училища?

– Грустная история. В 2014 году я начал получать письма от сослуживцев с требованием бросить всё и приехать воевать на Украину. Но я не присягал новой стране в 1991-м, после распада СССР, а уж теперь, спустя годы, точно не буду. Присяга не дается дважды. Пришлось удалиться из всех соцсетей, потому что всё, что я читал, это «Ты – агрессор!». Только спустя пять лет, совсем недавно, позвонил один мой старый товарищ-украинец. И я был рад его слышать, мы говорили долго и обо всём. Решили, что больше никогда не станем поднимать вопросы политики.

Редакция «Волжской правды» поздравляет наших военных с профессиональным праздником и желает им самого главного – мирного неба над головой.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here