Волжский тренер по фигурному катанию – о Плющенко, роковой травме и о том, почему на льду не танцуют под хип-хоп

313
реклама

В конце ноября в Волжском состоялось городское первенство по одному из самых красивых зимних видов спорта. В этих соревнованиях приняли участие множество юных поклонников танцев на льду, причём в нынешних стартах отлично проявили себя воспитанники ШФК (школы фигурного катания) «Аксель», что базируется на катке ТРК «ПланетаЛето».

Мотором этого коллектива является старший тренер Александр Симененко. Он рассказал корреспонденту «Волжской правды» о своём «ледовом» пути, о том, как развивается его любимый вид спорта у нас в городе.

Катался с кумиром на одной площадке

Александр, вам всего 23 года, а вы уже авторитетный специалист, как так вышло?

– Я с шести лет на коньках. Изначально мне прочили хоккейное будущее, но в эту секцию так и не взяли. Помню, тренер тогда сказал, что мне там будет трудно достичь успеха, поскольку уж больно я маленький. Тогда папа отдал меня в секцию фигурного катания в волгоградском Дворце спорта. И лет до 10 я особо и не задумывался, чем я таким занимаюсь, привели родители, отдали, и вперёд. Но я помню свои детские ощущения — мне это очень нравилось! И уже в 12 лет я получил первый разряд.

Вы занимались одиночным катанием?

– До поры до времени я занимался именно в этой категории. Но в 2012 году я удачно выступил в Саранске на первенстве России, там меня заметили тренеры из Санкт-Петербурга и пригласили заниматься парным катанием.

На семейном совете решили на это предложение откликнуться, и в результате моя мама всё здесь бросила, мы поехали жить и тренироваться в Питер, где и пробыли до 2020 года. Это было замечательное и непростое время. Сначала я занимался у тренерской четы знаменитых Великовых, потом перешёл в группу не менее известной Тамары Москвиной, после чего попал в юниорскую сборную страны.

Александр Симененко со своими воспитанницами

В Санкт-Петербурге в это время жил и творил наш знаменитый волгоградский фигурист Евгений Плющенко…

– Да, и мы даже пересекались с ним. Это было в Питере в «Юбилейном», когда я ещё там у Москвиной занимался, мне лет 14 было. В раздевалке у Жени был свой диванчик, на который, кроме него, никто не имел права садиться. Когда я туда первый раз зашёл, мне сразу на это указали. Как-то какой-то мальчик сел на этот диван, к нему тут же подошёл телохранитель Жени и объяснил пацану, что так нельзя… В общем, чувствовалось, что где-то рядом знаменитость… Я же особо с Плющенко не общался, в глаза ему не лез, робел… Но один раз вышло так, что мы с ним катались на одной площадке. Лёд был его, он пришёл отрабатывать элементы, а у нас был цейтнот. Помощник Москвиной попросил Плющенко пустить меня, и он не отказал! Я помню этот момент, я и моя партнёрша катаемся на одном катке с нашим кумиром, это было счастье! Я со стороны Евгения всегда видел только положительное, он великий спортсмен и прекрасный человек.

Спасибо Первому каналу за популярность

Вы сказали, что до 2020 года были в Питере, что было после?

– Дальше была Москва, меня пригласили заниматься к великому Александру Зайцеву. Мне тогда было 16 лет, и, представьте, мне дали жильё в столице и зарплату. Там я с новой партнёршей снова попал в основной состав сборной России. В этом качестве ездил на этап Гран-при серии iSU в Германию в Оберсдорф, но получил на этих стартах травму плеча. После серии операций я восстановился, но с большим спортом пришлось завязать. Вернулся в родной регион и начал потихоньку заниматься тренерской деятельностью сначала в Волгограде, потом в Волжском.

Будущие чемпионки!

И каким вы нашли состояние фигурного катания в нашей области?

– Могу сказать, что популярность фигурного катания у нас в регионе высока и постоянно растёт. Надо сказать спасибо Первому каналу, отчасти это происходит благодаря его телепроектам. У меня в секции постоянно идут на просмотр дети, сейчас работают уже две группы, в которых занимаются мальчишки и девчонки возрастом от четырех до 15 лет, я тренирую только «одиночников». У нас в области есть четыре места, где можно развивать этот вид спорта: два в Волгограде и два в Волжском. Конечно, ледовых арен не так много, надеюсь, в будущем их количество увеличится.

Дед Мороз следит за тобой!

С кем вам проще заниматься, с девочками или мальчиками?

– Поначалу девочки больше прогрессируют, они более бесстрашные, быстро соображающие, но после переходного возраста раскрываются уже мальчики. В работе с каждым ребёнком или подростком есть свои нюансы, я всегда стараюсь подобрать к детям индивидуальный подход. Очень важно найти личностный контакт. Бывает, например, что маленькие дети плачут — не хочу, боюсь и т. д. Как-то я говорю такому ребёнку: «Смотри, там Дед Мороз наблюдает, и если ты потерпишь сейчас, он тебе на Новый год принесёт подарок». А девочка мне говорит: «Вы такой большой и до сих пор верите в Деда Мороза?» Я обомлел… Со старшей группой тоже непросто, ведь это переходный возраст, у каждого свой характер, но мы находим взаимопонимание. Но вообще работаю я не один, у нас целая команда, моя зона ответственности — прыжки, вращения, постановка программы. Есть ещё специалист по скольжению, хореограф.

С какого возраста вы берёте детей на тренировки?

– Можно уже с 4-5 лет начинать. Если найдёшь контакт с маленьким спортсменом, всё будет нормально. К примеру, у меня всего год занимается шестилетняя Ирина Макарова и за это время показывает отличный прогресс, уверенно выступает на турнирах. За три года моей работы есть определённые достижения, например, 12-летний Илья Долгов выполнил первый спортивный разряд и уехал повышать спортивное мастерство в Москву, 13-летняя Арина Теслина выступает уже на уровне к. м. с., большие надежды подают Милана Пермякова, Алёна Резникова, Амалия Науменко, Дмитрий Завгородний.

Об амуниции и артистизме

Это дорогой вид спорта?

– Недешёвый. Коньки стоят от 10 до 120 тысяч рублей, но их хватает только на сезон. Потому что в процессе катания происходят заломы в голеностопе, стопа начинает заваливаться, и коньки надо менять. От 2 до 5 тысяч рублей стоят чехлы на коньки, они нужны для того, чтобы ходить по покрытию. Плюс одежда на лёд, термокостюмы, перчатки, повязки, аренда льда, всё это стоит денег, но сейчас любой спорт требует затрат. Зато видели бы вы счастливые глаза ребёнка, когда у него получается элемент на льду!

Волжские фигуристы с заслуженными призами

Здесь есть танец, музыка, чего же все-таки в фигурном катании больше: спорта или шоу?

– Конечно, это больше спорт, но с изрядной долей балета. У нас в принципах судейства заложены две категории: первая оценка — техническая и вторая — это музыка, платье, скольжение, представление… И здесь уже полагаются только на субъективное восприятие судей, на их понимание прекрасного. Я, к примеру, люблю хип-хоп, но под него нельзя танцевать на льду, и я никогда не буду ставить такой номер, потому что самая лучшая музыка для фигуристов — классика.

А у вас есть личный образец для подражания? Приведете пример наиболее гармоничного сочетания танца и спорта на льду?

– Мне нравятся многие фигуристы, и всё же особо выделю Флорана Амодио. Он потрясающе чувствует музыку, и никто, кроме него, не может так передать чувства в танце. Я им вдохновлялся, у него особенная пластика, суперхаризма. Помню, в детстве смотрел, как он под Майкла Джексона танцевал, это просто фантастика! Ну и, конечно, Евгений Плющенко! Как же без него! К тому же земляк…

Кстати, в парных танцах мне нравится, как катается мой друг Александр Галямов вместе с Анастасией Мишиной. Они на последней Олимпиаде в командном зачёте стали первыми, и это всё воспитанники Великовых, мы с ними занимались вместе в Питере. Приятно, что, став Олимпийскими чемпионами, они не зазнались, и мы свободно и спокойно общаемся.